Опубликовано на: Пт, Фев 15th, 2019

Была такая война

15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Почти десять томительно долгих лет (с 24 декабря 1979 по 15 февраля 1989 года) длился военный конфликт. 

Олег Берендеев служил
в ВДВ. Кабул. 1986 г.

Эта страница истории – одна из самых трагических, ведь столько человеческих судеб перемололи жернова войны. Советские солдаты достойно выполняли свой служебный долг, защищая интересы Родины, показывая пример мужества и непоколебимой стойкости, терпения и выносливости, товарищеской взаимопомощи и настоящей мужской дружбы. У каждого, кто прошёл афганскую войну, имеются медали «От благодарного афганского народа» и «Воин-интернационалист», но по большому счёту все они, прошедшие через суровые, порой невыносимые условия азиатского климата, преодолевшие удары судьбы вдали от дома, достойны называться героями.

 

 

В дружбу верили свято

Сергей Яковлевич Аверин 15 февраля отметит двойной юбилей. В этот день ему исполнится 60 лет.

В Афганистан наш земляк попал в первые месяцы  войны.  Службу Сергей нёс в 1980 – 1982 годах  в столице Афганистана – Кабуле, в автомобильных войсках. Был заместителем командира взвода,  имел  звание сержант. Основной  задачей  роты была  охрана объекта. Бойцам приходилось ходить в наряд  через сутки – людей не хватало.

Сергей был дежурным по роте, помощником дежурного по части. Зимой и летом солдаты жили в палатках. Летом воздухнагревался  до плюс  50 градусов и выше. Днём в палатку войти было невозможно.

– Я смуглый, жару переносил легче, – говорит Сергей Яковлевич, – а у парня из Уфы постоянно облазил нос. Бывало, ребята  прямо в строю  падали в обморок.

Зимой в палатках для обогрева стояли печки-буржуйки, за которыми следил дежурный.  А вообще были большие перепады температуры. В мае в предгорье уже стояла жара, а наверху, в горах, лежал снег. Бойцы, что стояли на перевале,  надевали шапки-ушанки.

Случались  нападения. Троих сослуживцев однополчане отправили домой грузом 200 (условное кодированное обозначение, применяемое при авиационной перевозке тела погибшего  в цинковом гробу).

– Служили у нас ребята из разных мест, были узбеки, таджики, армяне, украинцы, казахи, русские – в общем, полный интернационал, – продолжает рассказ ветеран. – А однажды из Союза пришла колонна с грузом, и один из водителей обошёл все палатки, чтобы узнать, нет ли кого из Тюменской области. Когда мы познакомились, выяснилось, что парень из Бердюжья. Звали его Саша Журавлёв.

 

Другой наш земляк Александр Николаевич Макаров в эти же годы тоже служил  в Кабуле, в роте связи 103-й  десантной дивизии 350-го полка (на армейском языке его называли "полтинник"). Был он командиром отделения, в котором имелось два БТР и три ГАЗ-66 с радиостанциями. Позже техники ещё добавилось. Радисты  отделения ходили   на боевые задания вместе с  бойцами из  других рот.

Александру не раз приходилось участвовать в различных  операциях. Вместе с боевыми товарищами он отправлялся в горы, чтобы устроить противнику засаду, а бывало,  и сам попадал под обстрелы неприятеля и  нарывался на ловушки. Однажды Александр, управляя ГАЗ-66, наехал на мину. Чудом  остался жив, но получил контузию и попал в медсанбат.

Другой смертельно опасный случай произошёл с ним в знаменитом Панджшерском ущелье. Через него проходила стратегически важная автодорога, по которой из Союза доставлялись оружие и продовольствие  в столицу Афганистана – Кабул. Страшно было остаться в горах без патронов, без хлеба и воды. Но страшнее, когда у тебя на глазах убивали друзей. Душманы отбили хвост движущейся колонны с грузом, и Александр  с напарником остались оторванными от своих. Какое-то время они продолжали отстреливаться. Одна из пуль ранила боевого товарища.

Рискуя собственной жизнью,  Александр перевязал солдата. Спасла обоих подоспевшая вовремя подмога. Медаль "За отвагу" Александр Николаевич Макаров получил уже дома.

Виктор Гурьянов (второй справа) служил в Кандагаре, был старшим стрелком БТР

Евгений Василенко (крайний слева) с боевыми товарищами в минуты отдыха

Показательный смотр снаряжения бойцов перед подъёмом в гору. Второй справа – Николай Карасёв

 

 

Им повезло:  вернулись домой

– До последнего момента мы думали, что едем служить в Венгрию, как нам сказали, – начал свой рассказ воин-интернационалист   Николай Алексеевич Карасёв. – О месте своего назначения  узнали, когда поезд, битком набитый новобранцами, прибыл в туркменский город Кушку (с 1992 года носит название Серхетабад – прим. автора), что находится у самой границы с Афганистаном. Уже здесь отчётливо были слышны выстрелы. Но, как говорится,  русские не бегут. На войну, так на войну.  Это был 1986 год.

Служить Николай попал в пехоту, в 180-й  мотострелковый полк, взвод АГС (автоматический гранатомёт станковый). Место постоянной дислокации полка –  город Кабул.

– Начальником штаба у нас был Руслан Аушев, который  в то время  уже имел звание Герой Советского Союза, – замечает  в разговоре Николай Алексеевич. – Впоследствии он стал первым президентом Республики Ингушетия.

Первым рейдом Николая стал подъём на гору  высотой 4100 метров в провинции Пагман. Группе солдат, в которую входил молодой боец, ставилась задача – забраться наверх и блокировать действия моджахедов, чтобы они не смогли  обстрелять  колонну с боеприпасами и продовольствием.

Подняться наверх с грузом в 40 килограммов – задача не из лёгких. Но задание было выполнено, противник обезврежен. Где-то через пару недель та же группа отправилась на выполнение другого задания. Тогда парни  прочесали  кишлак, обезвредили шесть мин. Один гранатомёт, который приходилось носить в руках, обслуживали 4 бойца (ствол, коробка и две гранатомётные ленты). Николай носил ствол, вес которого был 12 килограммов.

Обратно солдаты возвращалась через гору. У одного из сослуживцев из-под ноги неожиданно вывернулся  камень и попал  Николаю по руке, да так, что сломал её, и солдата отправили  в санитарную часть.

Н. Карасёв  служил с октября 1986 по январь 1989 года.

7 февраля 1988 года воин запомнил навсегда. В тот день они выводили военнослужащих с  заставы, которая находилась в 10 –15 километрах от дороги. Душманы начали обстрел гранатомётами, завязался кровавый  бой. И с той и с другой стороны было много жертв. Николай в ходе операции получил серьёзное ранение, а его боевой  товарищ погиб. В соседней роте  раненых было14 человек, трое из которых позже скончались в госпитале. За мужество и героизм, проявленные в ходе операции, Николай  Алексеевич Карасёв  был награждён   орденом Красной Звезды.

Случались  во время службы и приятные события. От родителей Николай  узнал, что два его одноклассника служат здесь же, в Афгане, причём совсем рядом – в Кабуле.

 

Один из них – Владимир Николаевич Панасюк – охранял военный  аэродром. Встретиться с ним не получилось. Николай передал ему привет через однополчан.

А вот с Андреем Кружковым увидеться удалось. Незабываемая встреча была недолгой – минут 10. Земляки крепко обнялись, прослезились, немного поговорили.

 

Андрей Вячеславович Кружков призывался в армию, когда советские войска уже  готовились к выводу из Афганистана.  9 мая 1988 года  солдат, прошедших курс обучения,  построили на плацу и сообщили, что завтра они полетят в Кабул. Андрей был стрелком второй мотострелковой роты отдельного 733 батальона и стоял на охране штаба армии. Он нёс караульную службу и сопровождал автомобили руководства, когда те выезжали в город. Несмотря на то, что война близилась к концу, батальон подвергался обстрелам. Пули визгливо резали воздух, но Андрея  они чудным образом миновали.  В январе 1989 года боец был отправлен в Союз.

А у Николая Карасёва срок службы затягивался. В период  вывода  войск руководство не хотело менять опытных бойцов на зелёных новобранцев. Солдаты постоянно подвергались атакам моджахедов, которые действовали  небольшими группами и осуществляли внезапные нападения партизанскими методами.

 

Боевое братство сильно во все времена. Владимир
Солдатенков (второй слева) с однополчанами. Гульхана.1980 г

Сергей Долгих (крайний слева) служил в автомобильных
войсках в Шинданде (1986 – 1987 гг.)

Александр Макаров (справа) на службе оттачивал приёмы
боевых искусств

  

Родину любили, дорожили  честью

 Алексей Михайлович Фролов из Больших Ярков  призывался на срочную службу в один день с Юрием Колесниковым из Пешнёво  –  6 февраля 1986 года.  После «карантина» в Казахстане  парней отправили на 3-месячные курсы обучения на водителей, а затем  повезли поездом через Ташкент в узбекский  город Термез, который находится у самой границы с Афганистаном. О том, куда ребят намерены отправить, их предупредили сразу. При этом сказали, что кто не хочет ехать, может отказаться.

Казанцы приняли решение быть там, куда послала Родина. Служить вместе ребятам не пришлось, их распределили  по разным точкам. Алексей попал в гарнизон, который находился  недалеко от города Пули-Хумри, в бригаду материального обеспечения. Он и ещё трое ребят  возили  грузы (продовольствие, боеприпасы) на ЗИЛ-130 по небольшому отрезку пути: из Хайратона (приграничный город северного Афганистана) до Пули-Хумри (расстояние – 221 километр). Горючего давалось только на один рейс – туда и обратно. Часть грузов оставалась в гарнизоне, остальное уже другие ребята везли  дальше, в сторону  Кабула. Служба продолжалась до ноября 1987 года. Здесь, недалеко от границы, было спокойнее, чем в глубине страны, меньше смертельной опасности.  За 100 дней до увольнения бойцам поручили  сложить каменный забор вместо того, что был из колючей проволоки. За камнями ездили в ущелье. Здесь могли подстерегать  не только боевики, но и опасные для человека насекомые: скорпионы, фаланги.

После окончания срока службы  Алексей хотел остаться  на сверхсрочную, но из-за травмы спины его отправили домой.

Колонны с грузами, которые шли из СССР, в обязательном порядке сопровождались и охранялись машинами БТР. На одном из таких служил Юрий Петрович Колесников, который  попал в провинцию Саманган  в автомобильные войска, комендантскую роту. Их точка базировалась в кишлаке Сари-Озек, где  Юрий прослужил 1,5 года сержантом. В роте было 18 человек, 12 из которых – выходцы из Украины. На войне каждая минута представляла опасность. Юрий вспоминает случаи, когда обнаружили подложенную  под БТР мину, как подвергались обстрелам колонны с грузами, как погибали ребята. Их кишлак обстреливали часто, особенно в праздники. Вероятно, душманы думали, что в эти дни шурави (так называли советских солдат) должны расслабиться и потерять бдительность. Жили в саманных избушках. Вблизи кишлака не было воды, поэтому  её доставка тоже сопровождалась двумя  бронетранспортёрами. Машины с грузами пропускали только до семи часов вечера. Те, что пришли позже, ждали наступления утра под охраной патрульных.

 От диверсантов солдаты на БТР охраняли и трубопровод, который был проложен рядом с дорогой. За мужество и смелость руководство намеревалось представить Юрия Колесникова к медали  «За боевые заслуги», но из-за халатного случая, который произошёл с одним из  его подчинённых, наградные документы вернули.

Волей случая земляки Алексей Фролов и Юрий Колесников встретились снова уже на границе, когда оба возвращались со службы домой. Дорога оказалась не такой быстрой, как они предполагали. Через границу их выпустили только утром, ночевать пришлось в беседке, на улице. До Ашхабада добирались  пешком и на попутках. Неделю ждали, когда появятся билеты на самолёт. Денег не хватило, пришлось занять. Прилетев из знойного Ашхабада солдатики, одетые  в тоненькое  хлопчатобумажное трико, попали в суровую сибирскую зиму. В Омске в тот день стоял  тридцатиградусный мороз.

– Когда зашёл домой, мать хлеб из печки доставала, – вспоминает Алексей Михайлович Фролов. – В первую минуту я подумал о том, как же сильно она постарела за эти два года.

 

 

Там по пятам ходила смерть

Чем можно измерить всю тяжесть войны? Потерей друзей и разлукой с родными. В чужой стране молодые ребята рисковали своими жизнями. Ордена и медали, хранящиеся в шкафу, – тому подтверждение. Канула в былое афганская война, но невозможно  забыть, как  погибали друзья и лилась кровь.

Владимир Николаевич Демьянцев был направлен служить в Афганистан в звании старшего лейтенанта. Во время одной из военных операций в составе передового отряда Владимир  попал в засаду  душманов.  Спасая жизнь двух раненых бойцов, он  погиб, настигнутый  вражеской пулей. За мужество, героизм и отвагу В.Н. Демьянцев награждён орденом Красного Знамени  посмертно. Именем героя-земляка названа  одна из улиц райцентра.

Гвардии рядовой  Николай Михайлович Рябцев погиб в районе  населённого пункта Асадабад в провинции Кунар при выполнении боевой операции. Награждён нагрудным знаком «Воину-интернационалисту».

 

 

 

ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЁННО

Воины-интернационалисты, служившие в Афганистане, призванные из Казанского района: С.Я. Аверин, С.А. Вакорин, Е.К. Василенко, В.А. Гурьянов, С.А. Долгих, А.В. Кружков, А.В. Кошуков, А.Н. Макаров, С.Н. Сазонов, М.Б. Шевелев, Н.А. Карасев, В.Н. Панасюк, Ю.П. Колесников, О.В. Берендеев, А.В. Горошко, В.В. Радионов, С.М. Чуклин, В.А. Алфёров, А.И. Бурлаков, А.И. Кулигин, А.А. Фелалеев, В.Е. Бармин, С.Л. Дуничев, Ю.Н. Поляков, А.Н. Ванеев, В.Г. Голубев, А.М. Фролов, С.В. Лысов, В.А. Мясников, Н.Н. Шахалевич, В.И. Солдатенков, Ф.М. Марданов.

Не вернулись с войны Владимир Демьянцев и Николай Рябцев.

Умерли в мирное время Юрий Шмид, Бэуржан Шалобаев, Сергей Неживых, Юрий Желудков, Александр Страхов, Фёдор Медянко, Евгений Мартысюк, Юрий Руф, Алексей Кенин, Николай Жуков.

 

Фото автора и из архива Казанского краеведческого музея



Об Авторе

Оставить комментарий

You must be Logged in to post comment.