Опубликовано на: Чт, Окт 9th, 2014

Несущий весть

Поделиться этой

Первую нашу встречу с Олегом Дребезговым приятной не назовешь. После снятия с должности редактора газеты «Заря коммунизма» я некоторое время, пока райком партии не дал согласия на снятие с партийного учёта, числился корреспондентом местного радио. Олег после демобилизации из Советской армии пришёл ко мне в студию принимать должность. Был август 1975 года…

О.А.ДребезговЗная историю родной газеты, могу уверенно заявить: он имеет право быть занесённым в книгу рекордов района, если бы таковая существовала. Почти сорок лет в своём районе, в одной редакции – такого никогда и ни с кем не было. Он вполне мог уйти в областные СМИ, и такие предложения были, но остался. Среди журналистов бытует мнение, что районная газета губит. Знаю, но губит слабых, к каким Олег не относится. И я это докажу.

Вот только что изданный мною второй том обзора казанской районной газеты за 1981 – 2011 годы, здесь пятьдесят раз упоминается его имя. Вступил в партию, как все мы, верил в её силу и неизбывность. Большой очерк тому подтверждение: «Мы мужеству у партии учились». Он не из тех, кто с годами переписывает свои статьи, меняя только фамилии героев и названия деревень. Его творческие интересы многогранны. Вот поэтические приветствия передовикам сельского хозяйства – доярке Нине Семутиной и механизатору Николаю Шахалевичу – по сути маленькие поэмы. Вот история становления советской власти в Ильинке, очерки о семье Дайзелей и о легендарном садоводе Кирилле Васильевиче Тамбовцеве. А ещё «Коса», сатирический раздел, где зачастую «дежурный косарь» – Олег Дребезгов. И стихи. Он становится вторым после Ивана Ермакова казанским членом Союза писателей.

2011 год. О.А. Дребезгов – ведущий прямого эфира с губернатором В.В. Якушевым

2011 год. О.А. Дребезгов – ведущий прямого эфира с губернатором В.В. Якушевым

Да, это его время. Десятилетие – редактор, и какое десятилетие! С начала перестройки и до беспредельной либерализации всего: экономики, цен, совести. Как большинство русских интеллигентов, честных и доверчивых, он с восторгом воспринял перестройку, надежда на перемены звучит во всех его материалах той поры. Потом крутой поворот, путч и расстрел парламента. К этому времени Дребезгов, разочарованный политической импотенцией КПСС, сдаёт партбилет и уходит с партийной конференции. Дерзость невиданная. Но он верит в демократию, искренне считает, что только демократизация нашего общества, государства и газеты тоже – могут обеспечить России прорыв из надвигающейся вакханалии. Его газета становится народной трибуной. Иногда мало двух страниц – пишут все, и каждый со своим мнением. Порой наиболее яркие (по оценкам и постановкам вопросов) статьи вызывают гнев оппонентов, и тогда возникают дискуссии. Золотое время для читателей: потребляется вся газета, от корки до корки. Тяжкое время для редактора. Его бьют и те, и другие. Некая инициативная группа возбуждает дело о снятии Дребезгова с должности, но читатель встаёт на его защиту. Как-то спросил Олега, почему он в то время не ушёл. Ответил, что не мог оставить надежду. Он всё ещё верил…

Десять лет назад создали телевизионную студию «Алабуга», а главный работник – корреспондент, сценарист, режиссёр и ведущий – был готов. Кажется, он к тому времени создавал себя для телевидения: импозантная внешность, уместная бородка, приятный голос, чёткая дикция. Десять лет зрители смотрят на мир глазами Дребезгова. Быть в его студии интересно и полезно, он не просто сыплет вопросы, он беседует, порой вступая в деликатную полемику с гостем. Думаю, и это имело значение для губернатора Якушева, и он после первой встречи в прямом эфире использует теперь всякую возможность общения с казанцами из телестудии.

В бытность Олега редактором я предложил опубликовать большой рассказ, один из героев которого ещё при написании получил фамилию Дребезгов. Я не придал этому значения, но Олег… переименовал моего любимца. Из скромности. Ещё один эпизод. В заметках с афонькинской «Троицы» я использовал местные слова «афончата», «афонские». Конечно, знал, что это в нарушение всех грамматических правил. Но редактор понял автора, Олег потом смеялся: рука не поднялась исправить, так это по-родному звучит. Он много сделал для знакомства земляков с моими новыми книгами, я с удовольствием иду на запись передачи, предвкушая интересный импровизированный разговор. Олег ни разу заранее не дал мне вопросов, но начинался разговор, и я забывал, что где-то камера всё видит и слышит.

Есть такое звание – «Легенда тюменской прессы». И есть истинные легенды. Когда легендой объявили Олега Дребезгова, истинных стало на одного больше.

60 лет – возраст творческой зрелости. Неизбежные издержки организма компенсируются обострением внутреннего слуха и зрения, что для поэта куда важнее глаз и ушей. Поздравляя друга с юбилеем, ограничусь простыми словами: мужайся, брат, следующее десятилетие будет для нас милостивее и плодотворней.

Николай Ольков

Фото  Анатолия Звонарёва

Об Авторе