Опубликовано на: Пн, Янв 26th, 2015

Мельница как символ достатка

Поделиться этой

Мукомольный комбинат в Гагарье – не просто производственный участок. Мельница – это живой символ деревенского благополучия.

За работой механизмов неотлучно следит М.П. Тонков

За работой механизмов неотлучно следит М.П. Тонков

По завершении уборки урожая словно бы замирает жизнь на селе. Зимними вечерами услышать можно треск горящих поленьев, хотя в газифицированном селе Гагарье печи топят единицы. Мельница в студёную пору не умолкает сутками. Но гул этот по причине отдалённости и прочности стен не утомляет слух и походит на звук, издаваемый шмелём.

Мукомольное производство втягивает в свою орбиту более десятка людей, которые без мельницы обречены были бы на безработицу в зимнее время. Круглосуточно несут здесь службу три мельника, шесть рабочих. С утра подключаются к работе лаборант, водители, грузчики, продавцы.

Мельница, перемалывающая зерно 24 часа в сутки, – это ещё и признак достатка. Агрокомплекс «Маяк» – единственное сельскохозяйственное предприятие района, которое на земельные паи выдаёт, кроме зерна, ещё и муку.

В 2014 году на эти цели отпущено было сто двадцать тонн первосортной пшеницы. Пышные караваи и сытные пироги выпекают из этой муки деревенские хозяюшки.

Могучие механизмы без устали трясут ёмкости с зерном. Со стороны кажется, что схватили друг друга за грудки два подвыпивших великана. Удивляет выносливость механизмов, которые постоянно находятся в состоянии тряски.

Мельница моего детства была иной, не похожей на современный мукомольный комплекс. Тяжёлые круглые жернова можно было лицезреть беспрепятственно. Они медленно вращались по кругу и издавали натруженный вздох. «Урх, урх, урх», – доносилось из глубин. Мельница располагалась в кирпичном здании, но мучная тенёта свисала с потолка как в сказочном нежилом тереме.

Превращение зерна в муку– воистину действо волшебное. С философской подоплёкой. Какой мудрый смысл вкладывается в известную поговорку: «Всё перемелется, мука останется». Действительно, невзгоды перемалываются временем, как зерно жерновами.

Главный гагарьевский мельник Михаил Петрович Тонков с мальчишеской лёгкостью поднимается по железной отвесной лестнице на «капитанский мостик». Мельница ленивых и неповоротливых не любит. Она предрасположена к догляду, оглаживанию и настойчивому касанию человеческих рук. Вот и Михаил Петрович заглядывает в смотровое оконце и, словно спохватившись, начинает ладонью постукивать по отсеку. И зерно продолжает своё размеренное течение в глубины мельничного организма.

– Зерно всё  чует, – голосом сказочника произносит Михаил Петрович. – Засыпаешь его в ёмкость и на всякий случай прикусываешь язык, чтобы не произнести грубого слова. Зерно никогда сходу не перемалывается. Оно должно отлежаться, отдохнуть от дальней дороги.

Я не расцениваю слова мельника как чудачество. Всё, что связано с хлебом, имеет тайный  сакральный смысл. В народе давно примечено:  не задаётся хлеб в печи у злой хозяйки. Издавна опару заводили под молитву или мудрую присказку. Начисто  мыли руки, не матюгались, не проклинали дальних и ближних. Пекли хлеб в каждой избе, но  отличался он по вкусу и виду.

За производственным процессом неусыпно наблюдает лаборант, мельнику остаётся только следовать рекомендациям, хотя Михаил Петрович за шестнадцать лет работы на мельнице научился определять качество муки и зерна интуитивно.

Жизнью своей мельник доволен. Двадцать лет отработал он в колхозе чабаном, а в 1999 году смонтировали в агрокомплексе мельницу там, где когда-то были колхозные кошары.

– Выходит, что на одном месте я продолжаю работать, – шутит он.

Михаил Петрович  живёт  привычным крестьянским укладом. Вместе с супругой своей Татьяной Романовной содержат они на своём подворье трёх коров с молодняком, овец, поросят, уток, кур.

– В магазин мы ходим за сахаром и солью, – рассказывает Михаил Петрович. – Хлеб выпекаем в печи из муки, полученной на паи. Так что нас санкциями не запугать. При любом, самом лютом кризисе мы выживем и с голоду не помрём.

Днём по дороге на мукомольный комплекс двигаются автомашины. Одни – с зерном, другие – с мукой. Цены на зерно снизились, а вот мука подорожала. Выгоднее стало продавать зерно в переработанном виде. Объёмы производства муки возросли. До весны предстоит перемолоть 250 тонн зерна на муку высшего и первого сорта. Работы хватит всем.

 

Фото автора

Об Авторе