Опубликовано на: Ср, Ноя 19th, 2014

А город подумал: ученья идут

Поделиться этой
Теги

Он носил имя и отчество героя Валерия Павловича Чкалова. Мальчишка и профессию выбрал для себя, равняясь на знаменитого пилота. По-чкаловски птицей он упал с небес на землю и разбился, спасая тем самым жизни тысяч людей. Но звёзды, сгорая, не гаснут. Они несут в вечность свой свет людям.

Военлёт Валерий Симонов

Военлёт Валерий Симонов

Осенью 2013 года в Сладчанке, на родине лётчика-героя собрались друзья и односельчане Валерия Павловича Симонова, которому исполнилось бы шестьдесят лет. Но прожил он всего лишь четверть века. Не числом дней и лет оценивается человеческая жизнь, а мгновениями, которые рождают и творят поступок, называемый подвигом.

Бревенчатый дом Симоновых не уберегло быстротечное время. Не сохранилась в Сладчанке и школа, в которой учился Валерий Павлович Симонов.

Двадцать пятого августа 1978 года спарка Л-39 стремительно теряла высоту и падала с заоблачных небес. Лётчики могли бы катапультироваться и остаться в живых, но внизу, под крылом самолёта, простирались улицы посёлка. Пожертвовать людьми ради собственной жизни советские лётчики не могли. Магнитная запись чёрного ящика сохранила предсмертный диалог героев.

Голос командира: «Валерий, прыгай!»

Голос Валерия: «А Вы, командир?!»

Голос командира: «Я буду отводить самолёт от домов».

Голос Валерия: «Отводить самолёт будем вместе».

Короткая как вспышка, как взрыв звезды жизнь Валерия Симонова походила на урок без перемены. Рената Николаевна – мама нашего героя – учительствовала в Сладчанской начальной школе. Она относилась к легендарной плеяде учителей-подвижников, которые, жертвуя собственным благом, до конца отдавали себя любимому делу. Рената Николаевна была талантливым и даровитым педагогом. Она могла бы сделать карьеру в престижной городской школе, но выбрала на жительство глухую сибирскую деревеньку, дорогу к которой размывали вдрызг ненастные дожди, а зимой заметали напрочь многодневные унылые вьюги.

Для деревенской детворы Рената Николаевна была не только первой учительницей, но и авторитетнейшим театральным режиссёром, хореографом, музыкальным руководителем. Во внеурочное время сладчанская ребятня готовила спектакли, разучивала танцы и песни.

Валерий Симонов (третий слева в верхнем ряду) в кругу одноклассников

Валерий Симонов (третий слева в верхнем ряду)
в кругу одноклассников

Друг и одноклассник Валерия Павел Быков вспоминает: «К одному из праздников мы разучивали залихватский матросский танец. Недоставало одного – костюмов. Флотский танцор без тельняшки, рубахи «фланки», бескозырки и клёшей – что птица без крыльев. Недоразумение одно да и только. Жили мы небогато, штаны и платья старших братьев и сестёр не по году донашивали. Рената Николаевна обошла родителей. С миру по нитке – и сшили нам костюмы. Столько радости было, что и не передать словами».

Валерий маму свою боготворил и относился к ней с сердечным трепетом. И Рената Николаевна любила сына истово, но воспитывала его в строгости. Дурной, нехороший поступок, пусть и совершённый случайно, по недоразумению, осуждался мамой как невыученный урок, как дремучее невежество. Валерий с младых ногтей имел чёткие жизненные ориентиры. Он всегда сверял свои поступки с оценками мамы-учительницы.

Строгую и нежную свою наставницу сын искренне жалел. На Руси глагол этот никогда не означал проявления жалости. Жалеть – это значит любить человека и в радости, и в горе. Вечерами Валера наблюдал за мамой, которая, отложив в сторону школьные тетрадки и учебники, приблизившись к свету настольной лампы, принималась штопать старенькое своё платье, обрамлённое по вороту белоснежным кружевом. Кружево это менялось время от времени, отчего платье, казалось новым, или по крайней мере свежим.

В один из таких вечеров он вдруг обратил внимание на то, что у мамы на запястье нет часов. Их у неё никогда и не было.  И это наблюдение вдруг разбередило душу мальчика до слёз. Летом в пору сенокоса Валерий упросил бригадира принять его на работу. И без того смуглый мальчишка к концу страды почернел как уголь. Только глаза блестели радостью.

– Наверное, ты одна из учителей не носишь часов, – взволнованно произнёс Валерий и протянул Ренате Николаевне крохотные, с пуговку, дамские часики. И наступила такая тишина, что слышны были и стук сердца, и мерное, равнодушное тиканье часов…

Сладчанка. Вечер памяти героя. 2013 год

Сладчанка. Вечер памяти героя. 2013 год

Валерий словно бы торопился жить, хотел поспеть за всем, что вызывало у него безмерный интерес. Среднюю школу он заканчивал в Казанском, жил на квартире у тёти и не оставлял ни минутки для праздного времяпрепровождения. После занятий спешил в музыкальную школу, где постигал нотную грамоту и учился играть на баяне. А вечером бежал на каток или вставал на лыжи. Слыл Валерий Симонов в Казанской школе бессменным участником художественной самодеятельности и заядлым спортсменом. Он дорожил дружбой и мог постоять за слабого, зная, что обидчик сильнее его физически.

О мечте своей Валерий Симонов никому не рассказывал, но готовился к осуществлению задуманного в полной мере. В Барнаульское военное училище лётчиков поступил он без особых трудностей. Приёмная комиссия высоко оценила не только его знания, но и хорошую физическую подготовку. С такой головой и таким здоровьем, шутили преподаватели, никакие перегрузки и нештатные ситуации не страшны.

С первых дней учёбы стал курсант Симонов душой коллектива. Под его баян в короткие мгновения досуга пели будущие лётчики песню про родное училище:

Барнаульское лётное

С небом нас повенчало,

Постигали здесь истину:

Защищать край родной.

Барнаульское лётное –

Край земного причала,

Стало ты нашим знаменем,

Нашей стало судьбой.

Три ипостаси исповедует настоящий мужчина, трём святыням поклоняется он безраздельно – Родине, матери и любимой. Третьим, недостающим символом поклонения, верного служения и трепетного почитания явилась для Валерия Светлана – алтайская девушка и земная богиня. Свадьбу сыграли накануне выпускных экзаменов. К месту службы в далёкую и дружественную братскую Украину уезжала семья военлёта лейтенанта Валерия Павловича Симонова. Было это в далёком 1975 году.

Служил наш земляк в 24-й воздушной армии в Хмельницкой области – это Западная Украина. Валерию везло. Количество взлётов на штурмовике СУ-24 равнялось числу посадок на военный аэродром. Обреталось счастье и на земле. В молодой лейтенантской семье родилась дочь Наталья. Бабушкой стала Рената Николаевна, она радовалась за сына и невестку. Но наступил август 1978 года. По приказу командования авиаполка боевые самолёты воинской части, где служил старший лейтенант Симонов, сводились в одну эскадрилью. В спарке (самолёт со спаренной кабиной) летели командир В.В. Колшуков и старший лейтенант В.П. Симонов. Солнце наплывало на самолёт красным пылающим шаром. Там, внизу, догорало живительным огнём щедрое украинское лето. В наушниках сквозь эфирный треск слышался родной без эмоций голос руководителя полётами. Полёт проходил в штатном режиме. И вдруг связь с бортом спарки прервалась. Командир самолёта на связь не выходил. Через мгновение в воздух по тревоге подняли спасательный вертолёт. С высоты птичьего полёта на хлебном поле, вспаханном под урожай следующего, 1979, года обнаружены были останки самолёта с надломленными крыльями…

Хоронили героев-лётчиков всем миром. Жители посёлка, на который падал, но не упал самолёт, собрали деньги на гранитный памятник. На нём  высечена была короткая надпись: «Поле имени пилотов В.В. Колшукова и В.П. Симонова».

Сохранился ли этот скорбный обелиск, уцелел ли он в пору безвременья и лютой ненависти ко всему русскому, советскому, на Украине, я не ведаю.

Но кажется мне, что в сердцах простых людей живы имена героев, ценой собственной жизни спасших украинский посёлок от гибели и разрушения. Нетленной и непоруганной должна оставаться эта память и в России, и в братской, объятой пламенем гражданской войны Украине.

Рената Николаевна Симонова сразу же после гибели сына уехала из Сладчанки. На его могиле проводит она все свои дни. Порой силуэт скорбящей женщины люди воспринимают за надгробный памятник. Но не окаменело сердце матери. Шестидесятилетний по временным земным срокам сын для неё вечно остаётся молодым и живым как земля, как небо над ней.

 

Фото из семейного архива Ренаты Симоновой

Об Авторе