Опубликовано на: Вс, Ноя 27th, 2016

Как появилась Ильинская больница-профилакторий

Поделиться этой
Теги

На мой взгляд, самыми  удачными  и плодотворными для тружеников района были восьмидесятые годы прошлого столетия. В период с 1980 по 1989 годы эффективно и в полную мощность  работали такие промышленные гиганты района, как ПМК «Колхозстрой», «Сельхозтехника», маслозавод, «Сельхозхимия», рыбозавод.

В Ильинскую больницу едут лечиться со всех уголков района и даже области

В Ильинскую больницу едут лечиться со всех уголков района и даже области

Не менее напряжённо работали труженики  совхозов  и колхозов. Огромное поголовье крупного рогатого скота, свиней и овец, масштабное строительство жилья, культурно-бытовых и производственных объектов  требовало, соответственно, большого  количества рабочих рук.  В эти годы в совхозах и колхозах работало в среднем около 6500 человек (сегодня – 1000). Особенно  уважали  работников  животноводства, доярок  и скотников. Даже был период, когда в магазинах их обслуживали по особому списку. Работникам  животноводства вне очереди продавали ковры, паласы и другие дефицитные товары  того времени. На фермах оборудовали столовые, благоустраивали красные уголки. В хозяйствах стали активно строить профилактории для  медицинского обслуживания животноводов и местного населения. Свободно можно было приобрести  путёвки в санатории и дома отдыха.

У меня сохранился документ с  цифрами статистической отчётности Казанской районной информационной вычислительной станции (РИВС) за 1980 – 1985 годы за подписью начальника  В.М. Величко. Здесь можно  увидеть  интересные показатели рождаемости и смертности в расчёте на 1000 человек населения (в то время в районе проживало 23 тысячи человек).  Родилось (повторюсь – на 1000 человек в среднем): 80 г. – 19 чел., 81 г. – 19 чел.,   82 г. – 21 чел., 83 г. – 24 чел.,  84 г. – 21 чел., 85 г. – 22 чел. Умерло: 80 г. – 12 чел., 81 г. – 11 чел.,   82 г. – 11 чел., 83 г. – 13 чел., 84 г. – 12 чел., 85 г. – 12 чел. Умерло детей в возрасте до года на 1000 родившихся: 80 г. – 16 чел., 81 г. – 18 чел., 82 г. – 12 чел., 83 г. – 13 чел., 84 г. – 14 чел., 85 г. – 14 чел. В больницах было 315 коек. По Ильинской администрации за последние три года статистика фактической рождаемости и смертности довольно печальная. Родилось: 2013 г. – 26 чел., 2014 г. – 22 чел., 2015 г. – 21 чел. Умерло: 2013 г. – 51 чел., 2014 г. – 23 чел., 2015 г. – 38 чел. Согласно этой же отчётности, средняя зарплата по хозяйствам за те годы составляла от 220 до 260 рублей. Когда первый секретарь райкома КПСС  В.Ф. Кныш предлагал мне поехать работать   в Ильинку директором совхоза, то сказал, что «зарплата там у тебя будет самая высокая из руководителей – 270 рублей, а у нас с Хевролиным (председатель райисполкома – прим. автора) только по 250 рублей». В то время некоторые передовые работники животноводства получали и выше – 300 и 400 рублей, так  что работы всем хватало, и была возможность прилично заработать. В общем, жили неплохо.

В Ильинке функционировала  больница, где был многочисленный грамотный медперсонал, поэтому строить и оборудовать какой-то ещё профилакторий не  было необходимости. Правда, больница располагалась  в старых приспособленных помещениях, давно требующих ремонта. Главный врач Казанской больницы Валерий Николаевич  Шанаурин, в ведении которого находилась Ильинская больница, не раз ко мне обращался, просил помочь её отремонтировать, но у меня в то время было полным-полно своих проблем,  и я всегда ему отказывал.

Толчком для строительства профилактория для работников совхоза послужил  такой случай. Летом 1984 года у меня заболело плечо, даже руку больно было поднять.  Поездил по больницам, обращался к В.Н. Шанаурину, просил подсказать, как лечиться, где лечиться. Он опять мне напомнил: «Помоги отремонтировать Ильинскую больницу, построим там отделение для грязеводолечения,  вот и остеохондроз свой будешь лечить!»

Старое здание больницы смотрит на всех с укоризной

Старое здание больницы смотрит на всех с укоризной

Решил я  посоветоваться с главным врачом Ильинской больницы Соколовой Людмилой Степановной по поводу того, что будем размещать в профилактории. Людмила Степановна была  женщиной   умной, с хитрецой.  Надо бы, говорит,   три кушетки под грязи, три ванны для водных процедур, подводный душ-массаж, электрогрязелечение, тренажёрный зал.  Это всё нужно, мол,   для лечения остеохондроза. А ещё необходимы  рентгенкабинет, котельная для горячего водоснабжения, машина с трёхкубовой бочкой, чтобы возить грязи из Тараскуля, подвал для завоза и хранения грязи и так далее,  и тому подобное. Когда я узнал,  что нужно будет сделать при строительстве и оборудовании профилактория, у меня голова кругом пошла! А, с другой стороны, в совхозе тогда работало около 870 человек, поэтому и надо, чтобы профилакторий был круче, чем в других хозяйствах. Только коек необходимо не менее 50! Помещение в два этажа!

Началась подготовка к большому строительству. Чтобы ускорить изготовление документации, решил воспользоваться подсказкой  опытных  людей: взять  уже готовый проект здания и подогнать  его под местные условия. Нашли проект общежития на 120 человек, двухэтажный, размером 15 на 50 метров. Со сметой оказалось  сложнее. Помог  бывший директор нашего совхоза Юрий Николаевич Шустов, походатайствовал за нас, связавшись с   одним проектным  институтом  в Тюмени.

Первый секретарь райкома КПСС В.Ф. Кныш всегда поддерживал любое строительство объектов соцкультбыта, поэтому приветствовал наше начинание. В.Н. Шанаурин был крайне удивлён, что мы замахнулись на строительство такого огромного здания, да ещё  намеревались проводить  лечебные процедуры, которых не было даже в Казанской больнице!

Осень  того же  года  выдалась удачной  для проведения полевых работ, поэтому уборку закончили рано. С прорабом совхоза Николаем Егоровичем Копотиловым мы поехали искать строительные материалы. В Тюмени,  в одном из областных управлений,  встретили пенсионера, бывшего строителя, связанного с производством железобетонных изделий.   Разговорились, и он согласился  оказать нам помощь в поисках необходимых стройматериалов. С его помощью на одном из заводов  мы нашли плиты перекрытия за полцены, некондиционные, но пригодные для использования на двухэтажном здании. Выписали 200 штук. Рассчитались, вывезли. А с завода нам звонят: «Почему плиты не возите?» Мы снаряжаем весь транспорт и опять вывезли 200 плит, но уже без оплаты. Вот на заводе был учёт! Нам  этих плит на много объектов хватило.

Однажды прораб Н.Е. Копотилов обмолвился, что когда-то совхозу помогал стройматериалами некто Курамин Владимир Петрович, заместитель министра нефтяной и газовой промышленности, курирующий Тюменскую область. Стали искать его  и нашли. В.П. Курамин принял нас доброжелательно. Я рассказал, в чём наша проблема, он одобрил и оказал содействие в приобретении силикатного кирпича, цемента, фундаментных блоков. Очень порядочный был человек! Много нам помогал.

Осенью 1984 года мы заключили договор с наёмной бригадой Арзуманяна Андрея и заложили фундамент профилактория. Л.С. Соколова в это время не сидела сложа руки. Она добывала оборудование для столовой, физиокабинета, койки, шкафы для стационара.

В течение зимы 1984 –1985 годов для нас  изготовили в Ишиме  оконные и дверные блоки, опанелку, половую рейку. Здесь  помог  мой дружок Виктор Емельянович Санников. С помощью Юрия Романовича  Клата, секретаря обкома КПСС по сельскому хозяйству, приобрели немного линолеума. К осени 1985 года перекрыли второй этаж профилактория.

Весной 1986 года по приезду наёмной бригады работы возобновились. Строителей ничего не задерживало, все стройматериалы были в наличии, а нам надо было думать о приобретении главного оборудования: ванн, кушеток, ванн для душ-массажа. Если кушетки мы приобрели без проблем, то ванн в Тюмени не было. Но в конце концов выход был найден: в Сладково были завезены в больницу ванны, но по какой-то причине их не устанавливали. Нам выслали из Тюмени соответствующую бумагу и разрешили их забрать, так как у нас уже всё было подготовлено для их установки. Я посылаю прораба В.В. Касаткина с крановой установкой «Фискарс», которая имела «гидравлическую выдвижную руку». В Сладково нашим ребятам сказали, что ванны есть, но их вытащить из комнаты, где они стоят, невозможно, так как они не пройдут через двери. Наши поехали, выставили окно и через окно «выдвижной рукой» вытащили, погрузили ванны и увезли. Когда сладковцы об этом узнали, то пожалели, что не сопровождали наших товарищей. Подняли шум, но было поздно. Наш земляк Анатолий Иванович Ренёв в то время работал в Сладково первым секретарём райкома КПСС, он на меня очень обиделся. Но мы обзавелись недостающим оборудованием для профилактория.

Чтобы успеть за тёплое время подготовить профилакторий к сдаче в эксплуатацию, мне пришлось всех специалистов центральной конторы, в основном женщин, привлекать к работам на этом объекте. Они мыли, белили, красили  вместе  с комендантом совхоза Галиной Николаевной Шевелёвой.

Когда  всё  было готово, стали думать, как назвать профилакторий.  Решили повесить две вывески: «Профилакторий совхоза «Ильинский» и «Ильинская участковая больница». Для профилактория оставили три палаты на 9 коек. Постелили в них линолеум, который достали с помощью Ю.Р. Клата, и поставили деревянные кровати. Ещё линолеум постелили во всех коридорах, больше никуда не хватило. В остальных палатах разместили ещё 50 железных коек. Таким образом закончили комплектовать этот объект. Очень активное участие в этом принимала главный врач Ильинской больницы Людмила Степановна Соколова. Она добыла оборудование, аппаратуру, но  оплату, конечно, производил совхоз. Где-то она отыскала несколько ковров, мягкую мебель, цветной телевизор, холодильники и другое оборудование, которое в то время считалось дефицитом. К сожалению, Людмила Степановна уехала в Тюмень, и открытие больницы состоялось  без неё.

Первое время ванны готовились из искусственных препаратов, грязи привозили из Тараскуля. Потом некоторое время минеральную воду для ванн завозили из пробуренной скважины около Сладчанского озера. Чтобы эту воду использовать и в зимнее время, наши сантехники во главе с Александром Алексеевичем Останиным установили 10-кубовую ёмкость на улице, возле ванного отделения,  и врезали в неё электротэны для подогрева воды.

По плану мы должны были возле больницы заложить большой сад. Для этого нам пришлось снести несколько частных домов, взамен мы построили этим хозяевам новые квартиры. Территорию будущего сада огородили металлической оградой, а главврач Татьяна Афанасьевна Черенцева организовала коллег на посадку деревьев и кустарников, возле здания больницы  высадили берёзы, которые и сейчас украшают её.

Совсем немного главным врачом Ильинской больницы работал Сергей Николаевич Половодов, который организовал ремонт старого здания больницы, и уже многое было сделано, но его перевели в другое место, и здание стало  разрушаться. Каюсь, надо было мне в то время оказать молодому главврачу помощь в ремонте этого помещения,  тогда  сегодня  оно бы выглядело совсем по-другому.  Но  совхоз понёс большие затраты на строительстве новой больницы, и я не рискнул заняться  ремонтом старой.

В последние годы под руководством главного врача Казанской больницы Ольги Ивановны Юровой в Ильинской больнице проведён  косметический ремонт. Если судить  по отделке, то  она не уступает современным городским больницам. Как и задумывалось изначально, успешно ведётся  водогрязелечение, работают  зубной кабинет, рентгеноборудование, тренажёрный зал, физиокабинет и стационар. К сожалению, на втором этаже почти  половина   палат  для больных сейчас  отдана под подсобные помещения.

В Ильинской больнице долго работали участники Великой  Отечественной войны  Николай Васильевич Воронов и Елизавета Максимовна Глотова.  Много лет здесь  работают замечательные врачи Ирина Васильевна Мельникова, Людмила Ивановна Анафина, Анна Станиславовна Глотова. Медсёстры и обслуживающий персонал честно и добросовестно лечат людей, причём  не только тех, кто проживает на   территории Ильинской администрации, но и со всего района.  Руководит этим большим коллективом Галина Анатольевна Лахтина.

В. Абрамов,

бывший директор совхоза «Ильинский»

Фото из архива автора и архива редакции

Об Авторе