Опубликовано на: Вс, Июл 17th, 2016

«Метод Коми»

Животноводство – одна из самых трудоёмких и затратных отраслей в сельскохозяйственном производстве, поэтому, помнится,  мы много экспериментировали в кормоприготовлении, кормораздаче, в навозоудалении, чтобы снизить затраты и облегчить труд животноводов. Порой  внедрённые методы приносили положительные результаты, а иногда ничего не получалось. Расскажу о такой неудачной попытке внедрения одного новшества

Анатолий Иванович  Ренёв (слева) и Василий Александрович Абрамов во время торжественного вечера по случаю ухода  Абрамова   на заслуженный отдых (февраль 2003 года).  Эти два руководителя  крупных сельхозпредприятий района   дружили почти 40 лет

Анатолий Иванович Ренёв (слева) и Василий Александрович Абрамов во время торжественного вечера по случаю ухода Абрамова на заслуженный отдых (февраль 2003 года). Эти два руководителя крупных сельхозпредприятий района дружили почти 40 лет

 

Это было в 1973 году. Как-то первый секретарь райкома КПСС В.Ф. Кныш срочно вызвал к себе нас, главных специалистов управления сельского хозяйства, – зоотехника  Е.А. Склярову, строителя  Ю.П. Зворыгина, меня, инженера-механика,  и А.Т. Шапенкова, инженера «Сельхозтехники». Дошёл до него слух о том, что в Исетском районе широко внедряются на животноводческих фермах высокоэффективные низкозатратные технологии. А в то время в Исетском районе председателем райисполкома работал наш бывший коллега  В.В. Никитин (позднее он был председателем  облисполкома). В.Ф. Кныш  дал нам свою «Волгу»,  и мы поехали перенимать передовой опыт.

Никитин  нас ждал, так как Кныш  заранее с ним созвонился. По специальности Никитин был  инженером-механиком  и в разговоре с нами всё время делал упор на внедрение механизации в животноводстве.

– Мы планируем, – сидя за столом и вальяжно откинувшись на спинку кресла, не спеша рассуждал председатель райисполкома, – переоборудовать шесть коровников по методу, разработанному в  Коми АССР, и несколько коровников оборудовать щелевыми полами и подпольными накопителями навоза. На наш взгляд, метод Коми представляет огромный интерес! Наши специалисты туда ездили, смотрели, им понравилось.

– В чём смысл  этого метода? – продолжал Владлен Васильевич. – Приготовление сбалансированного по питательности корма и его раздача в коровниках – это большая проблема для нас. Требуется для этого большое количество людей: скотников, доярок, различных кормачей и так далее. Слишком много ручного труда. А кадров  не хватает. По предлагаемому методу количество обслуживающего животных персонала значительно уменьшается, корм готовится в специальном кормоцехе, где установлены измельчители грубых кормов, смесители и дозаторы для комбикорма и микродобавок. В коровнике на 200 скотомест кормушки закольцовываются на два соседних ряда, и таким образом в четырёхрядном коровнике получается два кольца. При такой конструкции кормушек вместо стандартных планчатых кормовых транспортёров устанавливаются навозные транспортёры марки ТСН-ЗБ с наращенными удлинёнными скребками. Скорость движения транспортёров замедлена. Каждая корова привязью крепится к транспортёру. На каждом кольце (в центре коровника) устанавливается по четыре доильных аппарата с удлинёнными молочными шлангами, около шести метров каждый, подключённые к молокопроводу, с которыми работает одна доярка, то есть всего потребуется две доярки на коровник.

– Как работает вся эта система? Кормораздатчик КТУ-10, загруженный в кормоцехе приготовленным кормом, останавливается возле приёмного окна коровника и подаёт корм на транспортёр в кормушку, – с упоением продолжал рассказывать нам В.В. Никитин. – Транспортёр очень медленно движется, коровы, привязанные к транспортёру, также медленно перемещаются, поедая корм. Доярки подключают доильные аппараты к коровам, и доение происходит на ходу. Длина молочного шланга достаточна для того, чтобы корова успела отдоиться. Что мы имеем от этого метода? Полностью отсутствует ручной труд при раздаче корма, вместо шести доярок понадобится  только три, в том числе одна подменная, коровы много времени находятся в движении, то есть совершают моцион.  Решается  кадровая проблема, очевидна экономическая эффективность.  А навоз мы будем удалять при помощи самотечной системы – тоже способ на сегодняшний день самый прогрессивный. Не секрет, что навозные транспортёры часто рвутся, а самотечка работает безотказно, следить только надо.

В.В. Никитин  рассказывал нам о процессах, которые будут происходить на животноводческих фермах у них в районе. Мы слушали очень внимательно, но плохо представляли, как это во время движения коровы кормятся, доятся и поятся. Чтобы не отнимать у него время, мы попросили познакомить нас со специалистами – зоотехником и строителем –  и только в разговоре с ними мы, наконец, разобрались в сути сказанного.

Вернувшись домой, встретились с В.Ф. Кнышом  и подробно рассказали ему о результатах своей поездки. Василий Фёдорович был человеком довольно азартным до новинок в сельскохозяйственном производстве, поэтому сразу предложил:

– Реконструировать коровники по методу Коми будем в четырёх колхозах! У нас в районе проблемы, считай, те же, что и в Исетском.

Спорить с первым секретарем райкома КПСС редко кто осмеливался, но в данном случае мы все решительно возразили. Всё-таки дело новое, на практике нами не опробованное,  и поэтому целесообразнее будет реконструировать для начала хотя бы только два коровника – в колхозе имени Ленина и колхозе имени Кирова. И председатели этих колхозов А.И. Ренёв  и Я.М. Аверин  всегда активно поддерживают и внедряют передовые методы работы.   Кныш  вынужден был согласиться. В те годы в каждом хозяйстве работали наёмные строительные бригады, поэтому к реконструкции коровников приступили незамедлительно.

Естественно, никакой документации на реконструкцию не было, и мы, специалисты (Ю.П. Зворыгин, А.Т. Шапенков и я), руководствовались только тем, что услышали от В.В. Никитина. Монтаж оборудования производило Казанское отделение «Сельхозтехники», строительную часть вели рабочие наёмных бригад.

Реконструкцию коровников закончили как раз перед постановкой скота на зимний период. Решили опробовать механизацию в колхозе Кирова пока вхолостую. Все механизмы работали нормально. Затем привязали коров к кормовым транспортёрам, как предусматривалось технологией,  и запустили их.

 Вот тут-то началось самое невероятное. Несмотря на то, что скорость движения кормовых транспортёров была небольшой, как и положено, коровы стояли неподвижно до тех пор, пока не натягивалась привязь, которая начинала упорно  тянуть упирающуюся корову. Некоторые животные  шарахались, другие юзом скользили по полу. Поднялся страшный шум: ревели коровы, ругались  и матерились скотники и доярки. Мощный привод кормового транспортёра медленно тянул всю массу привязанных коров.

Мы, внедряющие это «новшество», вместе с  животноводами стали подгонять коров,  и только Яков Максимович Аверин, председатель колхоза, стоял в сторонке и наблюдал за происходящим. Мы бы, наверное, ещё долго мучили ошалевших коров, но председатель нас подозвал к себе и тихонько изрёк:

– Мужики, кончайте этот бардак! Ничего из этого не получится. Перепугаем, а ещё хуже того – изувечим коров!

Мы никак не ожидали, что коровы так взбесятся, и дело обернётся таким конфузом. Максимович собрал строителей и попросил их приступить к разборке всей конструкции. Затем председатель подошёл к нам, растерянно стоявшим в сторонке, и  ободряюще cказал: «Не расстраивайтесь,  идёмте со мной, у меня там мясо сварено и шашлыки приготовлены».

На следующее утро вся наша бригада специалистов была в кабинете Кныша.  Доложили о неудачном пуске механизации в колхозе имени Кирова. Василий Фёдорович был страшно расстроен. Он никак не ожидал, что разрекламированный Никитиным метод в нашем районе даст осечку. Самым неприятным было то, что накануне он вёл разговор о переоборудовании коровников с заведующим сельхозотделом обкома партии Виктором Ивановичем Устюжаниным,  который должен был приехать в наш район специально, чтобы  посмотреть работу нового  коровника. Мы, насколько можно было,  постарались  успокоить Василия Фёдоровича и заверили его в том, что в колхозе им. Ленина конструкция коровника несколько другая, и должно всё получиться.

Наученные горьким опытом, мы тщательно стали готовиться к этому мероприятию в селезнёвском колхозе. Тренировали коров, приучали их передвигаться за двигающимся кормовым транспортёром, обкатывали все механизмы при полной нагрузке.

Не прошло и трёх дней, как  мне позвонил  В.Ф.  Кныш  и сказал, чтобы я предупредил специалистов о том, что приезжает В.И. Устюжанин, и завтра во время  утренней дойки будем  показывать работу коровника по новому методу.

Рано утром мы все собрались в коровнике: председатель колхоза А.И. Ренёв, В.Ф. Кныш, В.И.  Устюжанин, специалисты управления сельского хозяйства  А.Х.  Хабиденов, Е.А. Склярова, Ю.П. Зворыгин, А.Т.  Шапенков, доярки, скотники и  все, кто в это время находился на ферме.

Запустили кормовой транспортёр,  корм  уже в кормушках лежал (мы заранее его раздали), и коровы  потихоньку стали передвигаться. Доярки подцепили доильные аппараты, начался процесс доения. Все стояли и смотрели.  Мы с замиранием сердца следили за молочными шлангами,  которые волочились по полу. Главное, чтобы на шланги не наступили коровы, иначе стаканы  доильных  аппаратов  слетят  с вымени. Длина молочного шланга позволяла животному  пройти около шести метров. За это время корова успела бы  отдоиться, и доярка сможет подсоединить аппарат к  вымени следующей коровы.

Мы уже немного стали расслабляться, глядя на наше техническое совершенство, как вдруг  одна из коров наступила на молочный шланг, и доильный аппарат тут же упал. Доильные стаканы, освободившись от нагрузки, усиленно стали засасывать всё, что лежало на полу. Доярка быстро  схватила  аппарат, поставила его на нужное  место, но не успела она это проделать, как отвалились аппараты ещё у двух коров.

Картина была довольно неприглядная: коровы медленно  двигались вперёд, аппараты падали  в навоз, доярки пытались поставить их на место, но переплетённые молочные шланги не позволяли им это сделать. Безобразную картину  начальство наблюдало недолго. Ни слова не говоря, высокие гости удалились. Мы ещё некоторое время пытались продолжать дойку, но было понятно, что  работу надо прекращать. Кто-то из присутствующих матерился,  кто-то ехидно посмеивался. Анатолий Иванович Ренёв,  председатель колхоза, удручённо смотрел на происходящее, а потом с сожалением сказал: «Только время потеряли да материалы зря потратили». Конфуз получился ещё  больший, чем в колхозе им. Кирова.

Спустя некоторое время, мы узнали, что в Исетском районе переоборудование не стали делать. А вот мы попробовали, но не получилось. Хотя  хотели  как лучше.

В. Абрамов,

бывший главный инженер управления сельского хозяйства

Фото из архива автора

Об Авторе