Опубликовано на: Сб, Янв 10th, 2015

Михаил Жабунин:

журналист, солдат, патриотВ начале 2012 года  Николай Максимович Ольков,  уроженец села Афонькино Казанского района,  член Союза журналистов СССР и России, член Союза писателей России,   проживающий ныне в селе Бердюжье Тюменской области,  обратился к главе  Казанского муниципального района Татьяне Александровне Богдановой с предложением об издании книги о Казанском районе на основе материалов районной газеты «Колхозное знамя». Некоторое время она называлась «Сельская жизнь», потом «Заря коммунизма»,  в настоящее время – «Наша жизнь».   Татьяна Александровна   приняла предложение издать эту книгу.

М.И. Жабунин

М.И. Жабунин

Казанский район был образован  постановлением ВЦИК СССР 10 июня 1931 года.  Районная газета начала выходить с 20 ноября 1931 года.

На хранении в архивном отделе администрации Казанского муниципального района находились номера газеты, дотированные 1946-м и поледующими годами. Недоставало экземпляров, вышедших в печать с 1931 по 1945 год. Заполнить этот пробел попытались жители района,  работники архивного отдела совместно с Н.М. Ольковым. Они связались с   Всероссийской книжной палатой (г. Москва), и она дала согласие на изготовление копий всех газет, начиная с первого номера и до 1946 года.

По электронной почте завязалась переписка  с Книжной палатой, уточнялись количество изготавливаемых копий, цена  всего  объёма работ, оговаривались условия договора.

И вот наконец в середине сентября 2012 года  все пятнадцать подшивок,  сброшюрованных по годам (1931 – 1945), в отличном переплете поступили из Москвы в архивный отдел администрации Казанского района. Дополнительно к этому был выслан и электронный вариант копий газеты за эти же годы.

Просматривая  подшивки газет за этот период,  часто встречаешь статьи М. Жабунина, с 1 ноября 1936 года до окончания 1937 года он работает врио ответственного редактора, а с 16 сентября 1939 года до 14 января 1940 года он числится заместителем редактора районной газеты «Колхозное знамя».

Ещё удивительнее было то, что  в начале 2013 года в архивный отдел   пришло письмо из г. Снежинска Челябинской области от  Виктора Михайловича Жабунина, уроженца с. Казанского Казанского района,  пытающегося узнать как можно больше о своём отце Жабунине Михаиле Ильиче, в годы Великой Отечественной войны пропавшего без вести.

Вот что мы совместными усилиями  узнали о  Жабунине Михаиле Ильиче.

Михаил Ильич       родился   в рабоче-крестьянской семье. Его дед Сергей бурлачил на Волге, отец его Жабунин Илья Сергеевич был хорошим специалистом по строительству железнодорожных мостов, которые строил по всей России и даже в Китае. Вербовался на каждое строительство и семью брал с собой. Жили в вагончиках с женой   и детьми, в семье   было три сына: Михаил (старший), Иван и Пётр. После завершения каждого строительства  семья возвращалась   домой,  на станцию Романовка Балашовского района Саратовской области. Михаил  в 12 лет ушёл из дома и в городе Балашове устроился на работу на железную дорогу. Через некоторое время переехал в г. Свердловск. Продолжил работать, вступил в партию, учился в энергетическом институте. После окончания 2-х курсов был направлен в числе двадцатипятитысячников на подъём сельского хозяйства  в Омскую область, Казанский район,  село Казанское.

В  справочнике «Колхозы и МТС Омской области в 1935 году» написано: коммуну «Заря» Ильинской МТС в течение 1 года 6 месяцев возглавляет Жабунин. В коммуне 31 двор, 97 человек,  в т.ч. трудоспособных – 59, 1 полеводческая бригада, всего посев  яровых и озимых – 411 га, средний валовой сбор с га – 4,7 центнера. На 01.01.1936 года в коммуне насчитывается   лошадей – 15,  КРС – 73, свиней – 21, овец и коз – 186 голов.

С 1935 года и по апрель 1941 года Михаилом Жабуниным  в районной газете было написано более 50 статей и заметок на различные темы. За этот период времени он прошел путь от литературного работника-инструктора (1936 год) до исполяющего обязанности и заместителя ответственного редактора газеты «Колхозное знамя» (1940 год).

В январе 1940 года Михаил Ильич добровольцем уходит в Рабоче-крестьянскую Красную армию, а в апреле,  после возвращения, вновь  приступает к своим обязанностям.

В сентябре 1941 года Жабунин Михаил Ильич добровольцем уходит на фронт.

На наш запрос в Центральный архив министерства обороны РФ            г. Подольска пришёл такой ответ: «В картотеке учёта политсостава имеется карточка на политрука Жабунина Михаила Ильича, 1907 г.р., в которой записано:  «военный комиссар батареи 45-милиметровых пушек 1043 стрелкового полка 284 стрелковой дивизии Брянского фронта 48 армии, пропал без вести в июне – августе 1942 года. Из списков офицерского состава исключён приказом ГУК МВС № 0871 от 08.04.46 г.

Жена – Лобанова Е.Г., с. Казанское.

ОСНОВАНИЕ: карточка учёта политсостава.

Другими сведениями не располагаем».

Сложная и часто меняющаяся обстановка на фронтах Великой  Отечественной войны 1941 – 1945 годов не всегда позволяла установить судьбу каждого военнослужащего, поэтому некоторые из них были учтены  как без вести пропавшие.

Краснознаменная 284 стрелковая дивизия,  в которой воевал М.И. Жабунин, была сформирована вторично в январе 1942 года в г. Томске. До середины апреля 1942 года дивизия занималась боевой подготовкой и слаживанием подразделений и частей в Сибирском военном округе, затем направлена на Брянский фронт.

В конце мая 1942 года дивизия была переброшена в район рабочего посёлка Касторное (на востоке Курской области) и вошла в состав 40-й армии Брянского фронта. В районе станции Касторное части 284 стрелковой дивизии приступили к сооружению противотанковой обороны. На восточном берегу реки Олым с помощью местного населения рылись окопы, ходы сообщения и укрытия для техники в полный профиль. Строились и дерево-земляные дзоты.

01.07.1942 г. 284 стрелковая дивизия   приняла   бой с передовыми немецкими частями в районе деревни Егорьевка, в шести километрах западнее Касторной.  Отбивая атаки 2-й дивизий противника, воины-сибиряки в течение трёх суток стойко удерживали полосу обороны. Своими активными и упорными действиями части дивизии задержали продвижение противника на воронежском направлении и обеспечили организованный отход соседних соединений и занятие ими обороны на реке Дон.

К 3 июля германское командование подтянуло к району п. Касторное значительное количество тяжёлой артиллерии. Однако и это не принесло противнику успеха. Только в связи с обходом Касторного с севера и с юга   танковыми дивизиями противника наше командование в ночь на 5 июля решило отвести 284-ю стрелковую дивизию из этого района. Это соединение вместе со своей артиллерией с боями пробилось из окружения на север, где соединилось с 8-м кавалерийским корпусом. После короткого отдыха дивизия в составе войск Брянского фронта вступила в бой на рубеже Перекоповка – Озерки, в 80 километрах от Воронежа.

2 августа 1942 года 284 стрелковая дивизия была выведена в резерв в город Красноуфимск Свердловской области на отдых и пополнение. В её состав вошли 2500 моряков Тихоокеанского флота, выпускники военных училищ Уральского военного округа и призванный из запаса личный состав Свердловской, Челябинской и Пермской областей.

В книге подполковника ветерана 284 стрелковой дивизии В. Яцкевича «Сибирская гвардейская» подробно описаны оборонительные бои у станции Касторное. Вот отдельно взятые эпизоды: «Противник взял под контроль все дороги и перекрыл сообщение с Воронежем. Прекратилась доставка боеприпасов, резко ощущалась нехватка снарядов. Трофейные танки устанавливались в обороне для отражения вражеских атак. Только во втором эшелоне 1043 стрелкового полка  их было закопано в землю более 20, в 1045 стрелковом полку – тридцать пять и в учебном батальоне – три.

Противник вначале перешёл в наступление по фронту 1043 стрелкового полка. Здесь в бой были брошены два полка пехоты при поддержке двадцати танков. Начался третий день касторненской операции. Положение 1043 стрелкового полка было восстановлено, но спасти 1-й батальон мы не успели. В расположении 1-го батальона мы нашли семьдесят шесть погибших солдат и командиров. Вражеских трупов было более четырёхсот.

Советским солдатам было предложено сложить оружие. Отвергнув это предложение, они ожесточённо сопротивлялись ещё около часа. В живых остались только командир батальона Мясоедов и комиссар Тищенко. Дот, в котором они оборонялись, был последним оплотом батальона. Гитлеровцы обложили его плотным кольцом. Командира и комиссара хотели взять живыми.

Захваченный в плен немецкий обер-лейтенант на допросе показал, что   батальон сражался отчаянно, непрерывно контратаковал. От немецкого же батальона осталось сто сорок человек, а какие потери были в других немецких батальонах, он не знает, но полагает, что не меньше. По настоянию командира их полка сюда был брошен мотополк из резерва армии. Это  предрешило исход боя».

Сын пропавшего без вести М.И. Жабунина  Виктор Михайлович Жабунин не оставляет надежду найти место гибели своего отца, ведёт переписку со школьными отрядами  Томска, Москвы, занимающимися изучением боевой славы 79-й (284 сд) гвардейской стрелковой дивизии, поисковым отрядом «Рубеж» Курской области, но пока ощутимых результатов нет.

Надежда умирает последней,  и надо непременно надеяться, что семья солдата узнает о его судьбе ещё что-то, ведь каждая информация  для них очень дорога.

Л.В. Абрамова,

начальник архивного отдела

 Фото из личного архива

Виктора Михайловича

Жабунина

Об Авторе