Опубликовано на: Ср, Фев 17th, 2016

Наш военный выпуск

Поделиться этой
Теги

Каждый год в начале февраля  в школах проходят  вечера встреч выпускников. Я регулярно получаю приглашения на такие мероприятия. В этом году наш выпуск Казанской школы 1941 года, второй по счёту,  отмечает 75-летний юбилей. Мне бы хотелось рассказать о моих одноклассниках, на долю которых выпали суровые испытания военных лет.

Е.В. Петрухина –  сверлильщица завода  (фото с доски почёта, 1942 г.)

Е.В. Петрухина –
сверлильщица завода
(фото с доски почёта, 1942 г.)

Мы окончили школу в год  начала  Великой  Отечественной войны.  В классе числился  21 человек – 8 юношей и 13 девушек. Единственная фотография, где мы все вместе, сохранилась у одной из наших одноклассниц – Александры Ивановны Остроумовой. Точная копия снимка теперь есть и у меня.Глядя на фото, вспоминаю нашу школьную жизнь. На первом месте у нас всегда стояла учёба. В то же время    мы с удовольствием выполняли общественные поручения, участвовали в школьных мероприятиях – литературных вечерах, спортивных соревнованиях, готовили концерты.  На комсомольских  собраниях горячо обсуждали  вопросы успеваемости, дисциплины и шефства над пионерами.

Помню,большой интерес у школьников вызывал предмет «Военное дело». Уроки для  девочек проводились отдельно от мальчиков. Мы занимались  строевой подготовкой, учились разбирать и собирать винтовку образца 1891 года, изучали устройство станкового пулемёта. Кто тогда мог знать, что многим из нас эти знания в скором времени пригодятся.

В то раннее тёплое утро 22 июня 1941 года мы  возвращались домой со школьного выпускного бала. Вчерашние школьники   строили планы на будущее, мечтали о благородных профессиях, о дальнейшей учёбе, о любви. Но нашим мечтам не суждено было сбыться. В тот же день из  радиопродуктора, находившегося  в центре села, мы услышали важное правительское сообщение и узнали, что началась война.  Диктор Левитан, которого знала и  слушала вся страна, говорил о вероломном нападении немецко-фашистских      войск. Мы,стоя на площади и слушая его, не осознавали до конца, что происходит, но чувствовали, что рушатся наши  планы на жизнь.

В школе организовали призывной пункт. По поручению райкома комсомола я  сформировала  агитбригаду, задачей которой было поддержание боевого духа у  мобилизованных на фронт. Тщательно подбирался репертуар песен и стихов  патриотической тематики. Новобранцам и добровольцам,  уходящим на войну, желали  скорейшего возвращения домой с Победой.

Учащиеся десятого класса Казанской школы. 1940 год.  третий слева в верхнем ряду – Александр Григорьевич Чикин, классный руководитель

Учащиеся десятого класса Казанской школы. 1940 год.
третий слева в верхнем ряду – Александр Григорьевич Чикин, классный руководитель

Приказом заведующего отделом народного образования  меня назначают массовиком в районный дом культуры, где также был организован  призывной пункт,  а затем переводят  в отдел народного образования инспектором политпросветработы.

Когда началась уборочная,весь наш  отдел  отправили  в дубынский колхоз «Заря»,чтобы помочь убрать урожай. Работы хватало всем: приходилось вязать колосья пшеницы  в  снопы, убирать сено, копать картофель.

Той же осенью  из блокадного Ленинграда в  Сибирь началась  эвакуация детских домов. В Казанском районе было организовано  пять таких учреждений. В судьбе детей одного из них – детского дома № 22 – я принимала участие. Мы с заведующим РОНО Н.Я. Швецовым  встречали эвакуированных в Ишиме. Этот детдом разместили в  здании Казанской школы.

В конце декабря меня  вместе с двумя  одноклассницами – В. Ельцовой (Мазиной) и А. Данилиной (Остроумовой) – мобилизовали для работы  на военном заводе. Мы  попали на авиационный завод, эвакуированный из Москвы в город Омск. К месту назначения прибыли перед самым Новым годом, и 31 декабря я была оформлена в цех № 8. Нелегко нам, девчатам, пришлось.  Иногда, выполняя задание, мы не выходили с завода по 18 часов. Было голодно, холодно, болели руки и ноги. Всем хотелось только одного: скорей бы кончилась война.

По итогам работы за февраль 1945 года мне  как лучшему сверловщику и победителю  социалистического соревнования  вручили Почётную грамоту.

Семерых моих одноклассников (Вениамина Вениаминова, Константина  Крюкова, Павла Комарова, Георгия Коровина, Леонида Овчинникова, Павла Рагозина и Геннадия Удилова) призвали на фронт в 1942 году. Пятеро погибли. Леонид Овчинников пропал без вести.

Домой вернулся только один из ребят – Павел Иванович Рагозин. Он окончил Томское артиллерийское  училище, воевал  на 2-м Белорусском фронте в 31-м  гвардейском артиллерийском полку командиром огневого взвода, а затем был переведён в миномётный полк. Павел Иванович участвовал в освобождении Брестской крепости,  воевал в Прибалтике и на Дальневосточном фронте.  Вернулся на родину в звании старшего лейтенанта. После войны  работал учителем физкультуры в Гагарьевской школе, а в 1955 году  был назначен директором  Огнёвской школы.

На фронт уходили не только ребята, но и девушки. Из нашего класса  были призваны шесть девчат: Анна Бырдина, Надежда Драчук, Валентина Ельцова, Мария Иванцова, Александра Аржиловская и Ефимия Никулина. Аня Бырдина и Надя Драчук  погибли в боях под Сталинградом.

Ефимия Никулина (Проценко)служила телефонисткой в 10-й воздушной армии, базировавшейся в Хабаровске, а Александра Аржиловская (Долгополова) – радисткой на Дальнем Востоке. Валентина Ельцова (Мазина) получила повестку в октябре 1942 года. Её армейская жизнь началась в небольшом дальневосточном городке Куйбышевка.  Валентина попала в 38-й отдельный девичий батальон ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение, связь).  Девушек обучали два месяца, а потом распределили по пограничным постам на Амуре. За рекой была  Манчжурия, и можно было видеть, как японские солдаты поят в реке своих лошадей. Постовые наблюдали за самолётами, определяли их марки и курс, а затем передавали сведения по телефонной связи. Когда в августе 1945 года Японии объявили войну, пост, где служила Валентина, был передан в другую воинскую часть и переправлен в Маньчжурский город Сунь-Ю. И только когда отгремели последние залпы, девичий батальон переправили на территорию Советского Союза.

К сожалению, ничего не известно о Марии Иванцовой, ушедшей на фронт после окончания Омского пехотного училища.

Несколько строк о тех, кто оставался в тылу. Александра Данилина (Остроумова) на военном заводе трудилась недолго по состоянию здоровья. Она вернулась домой, продолжила работу в Казанском госбанке. Нина Барнёва (Саранчина) окончила Омский медицинский институт и стала врачом-терапевтом, а Людмила Колмогорцева  (Андреева) посвятила свою жизнь ветеринарии. Уже после войны она стала кандидатом ветеринарных наук и работала над  темой  «Влияние радиации на  животных». Анна Малиновская и  Мария Истомина ­ стали учителями. О судьбе других одноклассников почти ничего не известно.

Война наложила отпечаток на судьбы людей. В каждой семье были потери и тяжёлые воспоминания. Не обошли они и нашу семью. Двух  моих братьев – Михаила и   Евгения Петрухиных –  тоже унесла война. Михаил  был разведчиком, участвовал в боях на Курской дуге. Погиб под Белгородом. Евгений похоронен в Германии.

В память о погибших воинах-земляках в селе Казанском в 1975 году был открыт  памятник  Солдату и Матросу, где на мраморной плите мемориального комплекса высечены  имена близких и дорогих нам людей, сумевших отстоять мир.

Елизавета Васильевна

Петрухина

с. Казанское 

Об Авторе