Опубликовано на: Вс, Ноя 6th, 2016

Папкина потеря

Поделиться этой
Теги
 

Когда я была маленькой, мы жили в городе Ишиме. Папка работал шофёром, возил какого-то начальника и иногда приходил домой под хмельком. Но был он совершенно кисетбесконфликтным, просто становился каким-то суетливым. Вот и в тот вечер он суетился больше обычного и сразу стал просить у бабушки поесть. Бабушка Евдокия Андреевна у нас была ответственной  за пропитание.  Бабуленька, желая быстрее накормить зятя, заторопилась, загремела посудой у себя в кути, открыла заслонку печи, где  весь день томился большой чугун со щами. Бабуля достала его ухватом и, сняв крышку, поставила на шесток. Только собралась наливать в тарелку, как что-то вспомнила и поспешила в сени. Папуля же в нетерпении забегал, забеспокоился, заглянул  в куть за занавеску, вновь сел на место. Минуты через три бабуля вернулась.

– Коля, успокойся, – ласково сказала она зятю. – Я принесла сметанки. Садись за стол.

Папка послушно уселся и взялся за ложку. А в кути вдруг наступило подозрительное затишье.  Бабуля притихла.  Терпенье у папки кончилось.

– Мать, – закричал он. – Ты скоро?

Занавеска откинулась, вышла бабуля, неся в руках полную тарелку наваристых ароматных щей. Она быстро поставила их на стол, а сама, молча, пряча глаза, поспешила в сени. Папка с аппетитом принялся уминать вкусное блюдо. Бабушка же не показывалась. Но вот трапеза закончилась. Отец, как всегда, поблагодарил тёщу за ужин и собрался пойти  покурить. Он стал искать свой кисет, в котором хранил табачок-самосад. Все хвалили его самосад и говорили, что он настоящий «вырви глаз», и всегда просили его дать  немного на самокруточку. В тот вечер, как обычно, папка хотел выйти со своим табачком на лавочку и покурить с соседями. Но сколько он ни искал свой кисет, сколько ни  хлопал себя по всем карманам, найти его не мог. Отец уверял, что хорошо помнит, что пришёл с ним домой, так как у самой калитки остановился с соседом и выделил ему  щепотку табака. А вот куда потом подевал его, в толк взять не мог. Отец продолжал усердно искать свою потерю: заглядывал и под стол, и под кровать, и даже на  печку.

– Ну куда мог деться мой кисет? – громко вопрошал он, вороша одежду на вешалке.  Даже мусорное ведро проверил. Уже и брат со школы вернулся, и мама с работы пришла, а он всё продолжал поиски. Конечно же, мы все ему добросовестно помогали.  И тут  из настежь открытых сенных дверей появилась бабушка. Она тенью прошмыгнула в свой закуток, и оттуда вскоре послышался её веселый смех. Мы были удивлены.  Но тут  появилась улыбающаяся бабушка, держа на вытянутой руке за шнурок мокрый папкин кисет.

–  Мать! –  закричал обрадованный папка. – Ты где его нашла?

– Во щах, – смеясь, ответила бабуля.

Оказывается, пока она ходила за сметаной, папка успел подскочить к печи  и каким-то образом уронить свой кисет в открытый чугунок. Возвратившаяся бабуленька обнаружила там, как ей показалось,  крысу, брезгливо вытащила её оттуда за хвост и, беря грех на душу, так как  кормить-то больше было нечем, налила зятю «наваристых» щей, а сама, чтобы не выдать своей брезгливости и невольной вины, поспешила выйти. А когда папка стал усиленно искать кисет, она вдруг сообразила, что за крыса попала во щи. Кисет не мудрено было с ней спутать. Он был кожаный, удлинённый и с длинным шнурком. Бабушка, смеясь, протёрла находку полотенцем насухо и подала папке.

– На, милый зять, кури, – сказала она. – Только больше не пугай меня так.

Мы  долго вспоминали этот забавный случай.

Тамара Рагозина

с. Казанское

Об Авторе