Опубликовано на: Ср, Мар 16th, 2016

Судьбы, связанные с краем

Поделиться этой
Теги

Вот уже двадцать лет я изучаю историю малой родины и по крупицам составляю летопись Большеченчерского  сельского поселения, начиная с истории заселения и образования малых деревень. Мне удалось отыскать немало  интересных исторических фактов, начиная с 18 века: о первых поселенцах, о строительстве Большеченчерской церкви, открытии школ.  В составленной мной  летописи есть разделы, посвящённые событиям Гражданской войны и  Крестьянскому восстанию 1921 года, а также   Великой Отечественной войне.

Свою злость крестьяне вымещали на коммунарах

Свою злость крестьяне вымещали на коммунарах

Сегодняшний  мой рассказ будет о событиях 1921 года.

Прошло   уже 95 лет с начала стихийного  выступления сибирского крестьянства. За эти годы многое изменилось в жизни.  И сегодня  по-новому  оцениваются события тех лет. Ясно одно: красные и белые, повстанцы и большевики – это всё представители одного народа, это наши предки, и пролитая ими кровь в войне друг против друга принесла  и стране, и нашей казанской земле одни потери и страдания.

Вернёмся  к истории маленькой деревеньки Вознесенки Казанского  района. По данным  газеты  «Тобольские губернские ведомости»  поселение официально было зарегистрировано  в 1897 году, в нём проживало 19 семей. Это были выходцы из Центральной  России и  Украины. Селились новосёлы  по землячеству. Так появились в Вознесенке  названия  Пикулёвка  и Теребушка. Самоходы-переселенцы,   обосновавшие деревню,  были участниками Первой мировой  войны.

 По воспоминаниям одного из жителей деревни  Андрея  Дмитриевича Рыженкова,  1904 года рождения,  в конце 1917  – начале 1918 годов  в  Вознесенку и другие населённые пункты  Большеченчерского  сельсовета вернулось много фронтовиков с Германской войны. Среди них его отец  Дмитрий Рыженков, а также  Иван Гуторов, Антон  и Степан Кезиковы,  Кузьма Корпусов и другие.

В 1918 году был образован  Вознесенский сельский совет, председателем которого стал местный житель  Савченко. В деревне  создали первую  партячейку  под председательством  Антона Кезикова.  В её  состав  вошло семь  человек: Иван Гуторов, Кузьма Корпусов, Иван Михеев,  Антон и Степан Кезиковы, а также два жителя   Большой Ченчери – Иван Смолин и Иван Иванович Пухов.

Наш земляк, тоже житель Вознесенки, Алексей Романович Кезиков написал документально-художественную повесть, которую  посвятил  событиям Гражданской войны 1919 года,   под названием  «От Ишима  до Перекопа». Для нас, потомков, это важный краеведческий материал. Вот небольшой отрывок из повести, который даёт нам информацию к размышлению: «Осенним ранним утром жители Вознесенки были разбужены грохотом повозок, топотом конных копыт.  Это проезжали  отступающие  от  Тобола  воинские части, семьи офицеров, кулаков.  А в доме Романа  Максимовича  Кезикова на постой остановились   офицеры колчаковского полка,  занявшего оборону на участке  от деревни Рагозино до деревни Малой Ченчери.

На рассвете 3 ноября 1919 года красные переправились через реку Ишим у Ларихи. Их «цепи» внезапно появились на Вознесенском лугу.  Среди сонных колчаковцев  началась паника.  В это время вознесенские партизаны сосредоточились в первом буераке и с нетерпением ждали  приказа о нападении с тыла. Белогвардейцы попали в окружение. Пытаясь выбраться, в панике угодили  в трясину  у речки между  Новопокровкой  и  Большой Ченчерью, у подножия  первого увала.   Большинство из них погибло в этом болоте».

Вознесенка и вся Большеченчерская территория были освобождены.  Партячейка  и сельский совет вели разъяснительную работу  в деревне, рассказывали беднякам  о преимуществах    коллективного  ведения  хозяйства.

По воспоминаниям  Андрея Рыженкова,  в 1920 году в Вознесенке была организована  коммуна, в неё вступили  все коммунисты: Дмитрий Рыженков , Степан  Кезиков,  Иван и Фёдор Гуторовы,   Матвей Алексейцев, Кузьма Корпусов,  Трифон Кандыбин, Леонтий Смолин.

Старожилы-односельчане   говорили, что  их трудолюбивые семьи имели наделённый им земельный участок и личное подсобное хозяйство. В коммуну они снесли и свезли всё, чтобы работать  сообща.

Урожай 1920  года члены коммуны убрали коллективно, засыпали нужные семена, разделили между собой оставшуюся часть урожая. Заготовили на увале сено, скот отправили на зимовку на гору, где соорудили для животных загон.  Присматривать за скотом остался Иван Гуторов с подростками.  Несмотря на насмешки некоторых односельчан,  коммунары радовались, что у них всё получается. Но государственный  налог, продразвёрстка разрушали  сильные крестьянские хозяйства, трудно из-за этого было подняться  и  коммуне.  В январе 1921 года  крестьяне, не вступившие в коммуну, открыто  выступили против налогов, считая виной  всему коммунистов, несмотря на то, что  сбор продовольственных налогов, в соответствии с политикой партии,  производил сельский совет, куда не входил ни один коммунист. Обозлённые крестьяне, защищая свои семьи от грозившего им голода, не нашли другого выхода и взялись за оружие.

2016 год – год 95-летия  западносибирского  Крестьянского  восстания, которое прокатилось  кровавой волной по всей  территории нынешней  большой  Тюменской  области. Жестокую расправу  начали с коммун. Страшная участь ожидала и Вознесенскую.  Зверски были убиты Дмитрий Рыженков, Фёдор Гуторов, Степан Кезиков. Ивана Гуторова, по воспоминаниям старожилов,  каратели по наводке нашли в зароде сена и закололи вилами.

Мне хочется  рассказать о том, как сложилась дальнейшая судьба у потомков одного из  убитых коммунаров – Ивана Максимовича Гуторова.  Его жена  Домна Степановна, похоронив и оплакав  любимого мужа,  ушла из деревни  с тремя  малолетними детьми на руках,  самой младшей из которых – Ане – был всего год. Приют семья нашла в Дубынке. Всех детей Домна Степановна вырастила и  дала им образование.  О прошлом вспоминать не хотела и не любила.

Сын Алексей был участником  Великой Отечественной войны, погиб в Орловской области в 1943 году.

Об Анне Ивановне, младшей дочери Ивана Максимовича и Домны Степановны Гуторовых, хотелось бы рассказать подробнее. После школы девушка закончила  медицинское училище, затем  Омский медицинский институт. Во время Великой Отечественной  войны была хирургом в военном госпитале.  Когда отгремели последние выстрелы,   перебралась на свою малую родину, где её ждала мама  и дочки. Профессия врача пригодилась в Казанском. Анна Ивановна Гуторова  трудилась  терапевтом,  главврачом, заместителем главного врача, врачом-фтизиатром.   Для своих дочерей она была  примером для подражания.

Обе дочери Анны Ивановны  окончили  Тюменский  медицинский институт. Людмила Николаевна (по мужу Черкасова) стала врачом-инфекционистом, Галина Николаевна –  фармацевтом.

Внучки  Анны Ивановны Гуторовой  тоже посвятили себя медицине. Елена Николаевна –  врач ультразвуковой диагностики, Ольга  Николаевна – врач-дерматовенеролог.  В настоящее время она работает главным врачом областной больницы №10 (с. Викулово).

Правнучка Анны Ивановны  Людмила  Иванченко  продолжит династию медиков  из рода Гуторовых. Она студентка второго курса Тюменского государственного  медицинского университета.

А возвращаясь к истокам рода   Гуторовых,  родоначальнику Ивану Максимовичу, можно только предположить, что  мог бы он сказать о своих потомках: «Не зря я  пришёл в Сибирь,   обосновался, народил детей на плодородной вознесенской земле,  боролся за новое в жизни.  Мне мало удалось, но моё дело продолжили мои дети, внуки и правнуки, которые глубоко пустили  корни  в благодатную  казанскую землю».

А. Дегтярёва

с. Большая Ченчерь

Рисунок взят на сайте yandex.ru.imagez

Об Авторе