Опубликовано на: Пн, Авг 10th, 2015

Жил-был завод-заводик…

Поделиться этой

В 2000 году  мы с коллегой по работе Тамарой Носковой подготовили и опубликовали в районной газете «Наша жизнь» подборку материалов о флагмане перерабатывающих предприятий района – Казанском  маслозаводе и его людях.

С.И. Крючков (слева) вручает грамоту за ударный труд водителю Владимиру Абронину

С.И. Крючков (слева) вручает грамоту за ударный труд
водителю Владимиру Абронину

«Ровесник века» – так  назвали мы серию своих материалов. И действительно, прошёл век с того дня в 1900 году (11 марта), когда в торжественной обстановке купец Фёдор Иванович Баженов скомандовал немецкому мастеру-маслоделу Карлу Михельсону, специально приглашённому для освоения молочной переработки на вновь построенном заводике, запустить в работу механический  сепаратор. Молочный сепаратор. Изобретённый в конце 19 века в Германии, он поистине произвёл революцию в переработке молока. Сначала он был  достоянием состоятельных предпринимателей, но постепенно его обладателями становились  люди  среднего достатка.  Сепаратор, если хотите, был в деревне не только двигателем технического прогресса наряду с железными плугами, сеялками, молотилками, он был основой развития молочного животноводства.

Административный аппарат завода (слева направо), верхний ряд: Г.И. Ерёмина, З.В. Аулова, В.Р. Дацкевич, М.Г. Шурыгина, П.И. Пьянникова, А.А. Крюкова, В.И. Рябцева; нижний ряд: С.И. Крючков, Н.Г. Стешенко, К.К. Кох, Н.А. Рябцев

Административный аппарат завода (слева направо), верхний ряд: Г.И. Ерёмина, З.В. Аулова,
В.Р. Дацкевич, М.Г. Шурыгина, П.И. Пьянникова, А.А. Крюкова, В.И. Рябцева;
нижний ряд: С.И. Крючков, Н.Г. Стешенко, К.К. Кох, Н.А. Рябцев

Но вернёмся к нашему повествованию. Здание заводика было построено на пересечении нынешних улиц Октябрьской и Комсомольской. Сейчас трудно говорить о важности для населения села Казанского этого производственного объекта.  Мощность его была невелика – всего 200 тонн молока в год.  Но постепенно маслозавод вышел в число крупных предприятий района. Проблем с наличием продукта  переработки (молока) не было. Благо, коров держали много. Проблемы скорее всего были с  хранением произведённой продукции в летнее время. Масло, как известно,–  продукт скоропортящийся. До сих пор помню огромную гору изо льда, покрытую  соломой. Это был своего рода холодильник,  где хранились  сливки.

Строится новое здание маслозавода

Строится новое здание маслозавода

В конце концов  эти искусственно создаваемые  ледники сыграли с казанцами недобрую шутку. Дело в том, что буквально сразу за маслозаводом находилась большая низина, в которую стекали вешние воды с прилегающих улиц и промышленные стоки  этого предприятия. К началу 60-х  годов прошлого столетия они образовали  водное пространство площадью в полтора (а может и больше) гектара. Ребятня здесь разве только не купалась. Вода в некоторые снежные годы подходила к домам по улице Ленина. В воде находились территории нынешней центральной котельной, многоквартирных домов по ул. Октябрьской. Это создавало массу проблем,  связанных со строительством и благоустройством райцентра. Было принято решение об осушении  подтопляемого участка. По огородам, расположенным  между улицами Ленина и Октябрьская, на их километровом протяжении с юга на север была прорыта огромная канава. По ней и должен был производиться сброс воды в реку Алабугу. Устройство водоотводной канавы буквально за три летних месяца произвели механизаторы совсем недавно организованного участка ММС под руководством И. Баженова. Жители райцентра совсем скоро забыли о существовавшей многие десятилетия проблеме. Отвлекаясь от темы,  скажу, что сейчас благодаря усилиям тех же самых жителей та же самая проблема возникла вновь. И опять в её решение придётся вкладывать  немалые финансовые средства. Но это отдельный разговор.

Что же касается маслозавода, то  в  70-е   годы в «верхах» решался вопрос о строительстве в Казанском нового предприятия по переработке молока, Ну а пока разрабатывалась проектная документация, пока шли многочисленные согласования,  Казанский маслозавод со своими филиалами в Ильинке и Большой Ченчери вёл переработку молока, поступающего из совхозов, колхозов и частного сектора.

 Технологии переработки молока на стареньких заводиках  не менялись практически на протяжении многих десятилетий. Не менялся и ассортимент выпускаемой продукции.  Производили здесь сливочное масло, в ограниченных объёмах – творог и его побочный продукт – казеин. Пахту и сыворотку возвращали сдатчикам молока. Они использовали их для выпойки молодняка крупного рогатого скота и свиней. Коллективы переработчиков были небольшими и отличались стабильностью и постоянством.

Более  30 лет возглавлял Казанский маслозавод Станислав Иванович Крючков (ныне покойный). Он был из той когорты советских руководителей, которые, не имея  специального образования, постигали премудрости управления производством и коллективом на практике. Станислав Иванович свою деятельность в отрасли начал с кочегара на Шадринском молокозаводе в Сладковском районе. Исключительное трудолюбие, высокая ответственность за порученное дело, природная коммуникабельность позволили ему за десять лет работы на этом предприятии освоить несколько ведущих профессий, завоевать уважение коллектива.

В 1963 году Крючков был назначен на должность директора Казанского маслозавода. Вот его воспоминания: «11 мая 1963 года я приехал работать на Казанский маслозавод. Опыт работы у меня уже был, а особой разницы в технологии переработки молока на подобных небольших предприятиях, расположенных в сельской глубинке рядом с производством сырья,  не было. Помимо этого, всех их роднила слабая материально-техническая база, ветхость и запустение. Коллективы работали в ужаснейших условиях. Долгое время Казанским маслозаводом руководил М.И. Фоминцев, затем его сменил А.А. Минеев. Это были опытные руководители. Настоящими профессионалами слыли и казанские мастера-маслоделы. Отсюда и качество выпускаемой продукции было высоким. Казанское масло ценилось гурманами не только в Тюменской области, но и за её пределами. Не отставали  в мастерстве от своих коллег мастера заводов-филиалов в Ильинке и Большой Ченчери. Как не вспомнить добрым словом Н.А. Рябцева, Г.И. Вальтера, Л.Г. Залевскую,  М.Т. Гордеюк, В.М, Панова, И.К. Белова, К.К. Коха, А.И. Миллер, И. Гайчук, А.П. Семёнова, Л.П. Колмагорову,  З.В. Аулову, В.Р. Дацкевич, Ю.Е. Костыгина, Т. В.  Синкину. Ф. П. Петрову, Т.Д. Абронину, В. К. Кириллова, Т. В. Романову, В. Публичук, которые трудились в этих коллективах в то нелёгкое время. Я с чувством гордости вспоминаю наших водителей Н.Г. Никулина, А.А. Трофимова, И. Фомина, В.А. Абронина, И. Дацкевича, А.И. Яркова, Н.В. Пужанова, А. Долгушина, Ф. Коха.»

Существующие перерабатывающие мощности старого маслозавода уже не в состоянии были справляться  с нарастающими объёмами  производства молока, поставляемого сельскохозяйственными предприятиями и личными подворьями. Кардинально решить вопрос можно было только за счёт значительного увеличения этих самых перерабатывающих мощностей.  В итоге в  Казанском районе началось строительство мощного предприятия по производству сыра. На нём планировалось ежедневно перерабатывать не менее 50 тонн молока.

Одновременно со строительством производственных помещений велось строительство жилых домов для будущих специалистов. Строительство объекта впоследствии назовут стройкой века, ибо растянулось оно на 12 лет. По масштабам и освоению капитальных вложений эта стройка не имела аналогов ни в одном из сельских районов Тюменской области. Где-то на половине строительства выяснилось, что производимое в районе молоко по причине инфекционного заболевания большей части поголовья дойного стада  не пригодно для изготовления твёрдых сортов сыра. На ходу пришлось перекраивать проект, заказывать другое технологическое оборудование. Наконец, предприятие было сдано в эксплуатацию. Вместо сыра на нём стали выпускать сливочное масло, которое и стало главным производимым продуктом.

Казанский маслозавод 70 – 90 годов был образцом современного малого социалистического предприятия. Здесь в меру финансовых возможностей обновлялось технологическое оборудование, постоянно расширялся ассортимент выпускаемой продукции, велось строительство жилья для работников,  работала заводская столовая, было собственное тепличное хозяйство, где выращивались огурцы, зелёный лук, цветы. Предприятие неоднократно становилось победителем областных и всесоюзных социалистических соревнований, получало награды, премии. Всё  изменилось с приходом рыночных экономических отношений в государстве.  Для АПК России наступили не лучшие времена. Обвал объёмов сельскохозяйственного производства отрицательно сказался в первую очередь на предприятиях переработки его продукции. Но не это главное. Снизился покупательский спрос на продукцию. Обнищавшему населению стало не по карману то же сливочное масло, многие виды твёрдых сыров. Предприятиям переработки некуда было реализовывать готовую продукцию. Десятки, сотни,  тысячи тонн её скапливались в холодильниках, оптовых базах.  Вполне  естественно, что до бесконечности такое продолжаться не могло. Предприятия переработки банкротились и продавались с молотка за долги практически за бесценок. Казанский маслозавод  в ряду подобных предприятий продержался чуть дольше других. Однако и его дни были сочтены.

Стал ли этот факт серьёзной потерей для экономики района? Некоторые специалисты говорят, что маслозавод был одним из градообразующих предприятий райцентра,  и  потеря более ста рабочих мест серьёзно сказалась на ухудшении благосостоянии как минимум пяти процентов населения.  А это много. Другие спецы, наоборот утверждают, что развал этого предприятия никоим образом не  сказался и серьёзно не повлиял ни на экономику района, ни на благосостояние оставшихся без работы людей.

Здесь, видимо, надо  вести разговор с позиции временного фактора. А временной фактор подтверждает правоту тех, кто не увидел в случившемся трагических последствий. Конечно, обидно, что готовую к употреблению молочную продукцию к нам в район привозят из других мест, хотя сырьё для её выпуска производим мы. Но такие парадоксы происходят сегодня не только с молоком, но и с другими сельхозпродуктами. Наверное, это всё  связано с незрелой рыночной экономикой. Как бы там ни было, а жизнь района продолжается без маслозавода, ПМК, промкомбината, КБО, других исчезнувших предприятий.

За высоким железобетонным забором, ограждающим территорию бывшего маслозавода,  не видно, что на ней делается.  Ходят слухи о том, что новые хозяева давно демонтировали дорогостоящее технологическое оборудование. Постепенно демонтируются сборные несущие конструкции главного цеха и подсобных помещений. Значит, никакого нового производства здесь не планируется. После разбора конструкций единственную ценность будет представлять огромный, более двух гектаров, земельный участок. Это вам не просто участок. Сюда подведены асфальтированная дорога, водопровод, газ, энергоснабжение.  Имеются мощные очистные сооружения. За такой участок можно дорого взять. А пока всё выше и выше поднимаются на алее, заложенной в честь Победы в Великой Отечественной войне коллективом маслозавода, деревья,  перешедшие волей судьбы в частную собственность. Будем надеяться, что они не исчезнут с лица земли, как Казанский маслозавод. Пусть хоть они хранят память о тех,  в честь кого они посажены, кто их посадил, кто свято верил и верит в неразрывную связь времён и поколений.

 

Фото из семейного архива Крючковых

Об Авторе