Опубликовано на: Пн, Янв 26th, 2015

Жили бедами и радостями страны

Поделиться этой
Теги

Житель посёлка Новоселезнёво Василий Александрович Ляпин долгие годы кропотливо изучает историю родного колхоза им. Ленина. В основу его исследования легли архивные документы и воспоминания первых колхозников. Сегодня мы публикуем начальную часть его материала.

224605065Листаю архивные документы двухвековой давности и прихожу к выводу, что взаимоотношения человека и пашни претерпели разве что технологические изменения. Земля возделывается современной техникой, но человек по-прежнему владеет ею непосредственно и косвенно. Всё так же одни выращивают и собирают урожай, другие сдают в аренду пахотные и сенокосные угодья, а третьи трудятся на земле в качестве наёмных работников, как бы их в разное время ни именовали – батраками, колхозниками, работниками сельхозкооперативов и агрофирм. Ничего нового не изобретено со времён царя Гороха. Расслоение по социальному, экономическому и классовому признакам имело место быть до революции и после неё. Наиболее контрастные тона это разобщение приобрело  в новейшие времена. Но вернёмся к истории сибирского крестьянства.

Жители Селезнёво занимались в основном возделыванием зерновых культур. Позднее стало развиваться товарное животноводство. Крестьяне занимались также охотой и рыболовством для своих нужд. Государственная власть осуществлялась через волостную и уездную канцелярии. Поскольку деревенские жители являлись государственными крестьянами, то за ними закреплялись участки земли. Но особо строгого контроля за использованием этих угодий не было. Земля находилась в общинном пользовании, и все споры, связанные с распределением пахотных, пастбищных, сенокосных и лесных участков решались на сельских сходах.

Вопреки досужим рассуждениям о всеобщем благоденствии сибирского крестьянства следует сказать о том, что лишь единицы переселенцев из нищих губерний коренной России выбивались в середняки. Большинство крестьян-переселенцев пополняло ряды деревенской бедноты.

В газете «Тобольские Губернские Ведомости» от 19 декабря 1892 года приводятся такие факты: «Переселяются в наши места обедневшие и разорившиеся крестьяне, которым терять на родине нечего, плюс сосланные с  семействами... Неохотно идут они в Сибирь, да неохотно и водворяются. Несмотря на вспомоществование, оказываемое правительством всем обзаведшимся домами, несмотря на наделы землёю и угодьями, выделяемыми им сельскими обществами наравне с коренными жителями этих обществ, ссыльные вообще неохотно обзаводятся домами и хозяйством на новом, навязанном им месте жительства... Оно ведётся через пень да в колоду, только и встречаешь пометки против сельских  из ссыльных – земли обрабатывают самое необходимое количество для своего пропитания, остальную отдают в аренду».      

Значительная часть населения будущего Казанского района жила в достатке,  в самом бедственном положении оказывались вновь прибывшие в крестьянскую общину семьи, ведь у них не было  достаточных средств. Они должны были сделать значительный взнос для вступления в общину (следует пояснить и о страховом фонде под контролем старосты – каждый двор обязан был сдать несколько пудов семенного зерна на случай неурожая), во-вторых, им доставались в аренду самые худшие участки земли. Но из-за отсутствия средств, орудий труда вынуждены были сдавать свои участки в аренду, а сами нанимались в батраки к зажиточным крестьянам.

Нечто подобное, не столь горькое и судьбоносное, произошло в девяностые годы минувшего столетия, когда земельные участки (паи) разделили между бывшими работниками советских колхозов и совхозов. Каждый деревенский житель имел свой надел, но не имел средств на  приобретение техники и орудий для возделывания своей пашни. Единицы стали хозяйствовать на земле, переданной им в аренду. Точь-в-точь как в дореволюционной Сибири –  всё вернулось на круги своя.

И снова листаю я архивы. Запись в «Журнале общего присутствия Тобольского Губернского Управления»  от 21 мая 1910 года свидетельствует о разрешении на раздел с 1 июля 1910 года Селезнёвского сельского общества на два самостоятельных – Селезнёвское и Зимишенское.

В современных фильмах о дореволюционной деревне рисуются картины процветающих селений. Крепкие избы с резными наличниками, широкие улицы, нарядные сытые и довольные люди радуются жизни. Сплошные гулянья, девушки водят хороводы, ветер волнует тучные хлеба. На самом деле до идиллии было далеко. Деревня Селезнёво представляла из себя убогое место, жилища  бедняков врастали в землю. Улочки узкие и захламлённые. Долгое время не было школы, больницы. Но в то же время в 1911 году исправно работали пивная и винная лавки.  В это время в Селезнёво проживало около тысячи человек, богатых дворов было примерно 20 процентов, бедных – 30, остальные 50 процентов составляли середняки.

В 1911 году на Урале и в Западной Сибири был неурожай из-за сильной засухи. В августе 1914 года началась Первая мировая война. Резкое сокращение мужских трудовых рук перекрывалось женщинами, детьми, переселенцами. Увеличивались цены на продукты питания, их не хватало. Всё это вместе взятое обусловило тот факт, что Февральскую революцию, а затем и Октябрьскую в деревне Селезнёво все, кроме богатых крестьян, встретили с большой радостью и одобрением.

Формирование Советов – новой власти – началось только в 1918 году. Зажиточных  в деревне насчитывалось 35 семей.

Докатилась и до Селезнёво Гражданская война. Летом 1919 года здесь шли бои между воинскими подразделениями  Красной армии и войсками Колчака. В ноябре 1919 года в нашей деревне расположились отряды красногвардейцев 30-й стрелковой дивизии перед форсированием реки Ишим и знаменитым боем  с колчаковцами у деревни Вакорино.

В России политика военного коммунизма не преодолела разруху, вызванную войнами. Нарастали инфляция, голод, поэтому в городах в 1920 – 1921 годах начались забастовки. Крестьяне, возмущённые действиями прод-отрядов, поднялись на вооруженную борьбу.

Прошло несколько лет. Пятнадцатый съезд большевистской партии (декабрь 1927 года) основной задачей поставил объединение  индивидуальных хозяйств в крупные.

В июне 1929 года в Селезнёво образовались два маломощных, с крайне слабой материальной базой, хозяйства – артель им. Сталина  под руководством Шерпилова М.И. и артель «Урал» под руководством сельского активиста, организатора и первого председателя Ананьина И.Н.

Ноябрьский (1929) пленум ЦК ВКП(б) внёс систему шефства рабочих над деревней, и поэтому в сёла направили 25000 рабочих. На долю нашей (в то время Уральской) области выпала задача в самые кратчайшие сроки набрать 1700 рабочих, обучить их и до посевной направить в деревни. Рабочих для сёл выбирали среди металлургов, металлистов, горняков, железнодорожников из Нижнего Тагила, Нижней Салды, Алапаевска, Надеждинска. Например, только из Тагильского округа набрали 637 человек.

Известно, что с 11 по 25 декабря 1929 года шёл отбор кандидатов, молодых, малограмотных, с полным отсутствием опыта руководителя сельскохозяйственного производства. С 25 декабря 1929 года и по 8 января 1930 года они прошли курсы обучения, а с 9 января  их начали отправлять в деревни.

В Селезнёво решением Ишимского окружкома ВКП (б)  (протокол № 29) был направлен Рыбаков Василий Ильич, 1902 года рождения, уроженец посёлка Нижняя Салда. В посёлке на бывших Демидовских заводах изготавливали железнодорожные рельсы для всей России. В своём рабочем поселке В.И. Рыбаков работал начальником пожарной охраны завода. В.И. Рыбаков энергично, с большевистской настойчивостью начал работу по созданию колхоза. Он организовал группу по раскулачиванию из числа советских активистов, комсомольцев, бывших красноармейцев и бедняков.

Уже 20 января 1930 года состоялось выборное собрание Селезнёвского колхоза имени Сталина, созданного на основе слияния артелей «Урал» и им.Сталина.  В колхоз вошли почти всей деревней. Председателем был избран В.И. Рыбаков.

Вспоминает Нина Сергеевна Третьякова, 1924 года рождения, жительница  Новоселезнёво: «Помню, как повезли поздним вечером ссыльных богатых людей из двух домов. Я смотрела и плакала, а бабушка даже смотреть не могла. Они были нам сродни. А после богатых начали и середняков обирать. Тятя мой был ещё не хозяин, а его родители значились середняками. Выгребли у них зерно, угнали скот, постройки все разломали и увезли, осталась изба и избушка. Люди стали уезжать. Кто завербовался, а кто к родным в город подался».

Вспоминает Гликерия Гавриловна Муравьёва (Малахова): «Все жители деревни должны были в приказном порядке сдавать ценности:  хлеб, кожи, меха, инвентарь, скот. Под постоянным риском быть арестованными, мы, комсомольцы, проводили конфискацию имущества, искали, «щупали» хлеб, спрятанный на огородах, под навозными кучами, в пролесках. Находили, отдавали колхозу на посевную. Но занимались мы и ликвидацией неграмотности. Первыми учителями были Аржиловский Сергей Константинович и Девикова Варвара Ивановна».

В. А. Ляпин

(Продолжение следует)

Об Авторе