Опубликовано на: Чт, Янв 29th, 2015

Жизнь состоит из мизансцен

Поделиться этой

«Реквизит, реквизит не забудьте!» – последние задержавшиеся после репетиции маленькие артисты галдели, одеваясь. «Что за реквизит?» – непонимающе переглядывались родители. А рядом, на минутку остановившись посреди этих отголосков кутерьмы напряжённого дня, улыбалась уставшая, счастливая и в глубине души гордая Галина Ивановна Ремезова. Ребячий наставник, воспитатель, режиссёр и вторая мама, подарком судьбы и своим нелёгким решением получившая в самодержавное руководство первое в истории Казанской детской школы искусств театральное отделение

Талантливая и обаятельная  Галина Ремезова

Талантливая и обаятельная
Галина Ремезова (В истории театра были периоды,
когда он существовал без пьес, были
периоды, когда он обходился без декораций, но не было ни одного момента, когда бы театр был без АКТЁРА.
К. Станиславский)

На осуществление образовательной деятельности по театральному направлению коллективу школы искусств был дан зелёный свет (то есть  получена соответствующая  лицензия) ещё несколько лет назад. Дело оставалось за малым и самым главным: не было специалиста, способного возделать поле непаханое естественной ребячьей артистичности и организовать подрастающее «в контакте» поколение в полноценную, хоть и самодеятельную, театральную труппу.

–  И вот летом 2014 года в коллектив влилась Галина Геннадьевна Ремезова – наша уроженка, землячка, человек большого таланта, возглавившая созданное ею с нуля театральное отделение – так отзывается о приёме на работу новой сотрудницы Елена Александровна Бессонова, директор школы искусств.

С Галиной Геннадьевной мы познакомились ещё во время её работы педагогом воскресной школы казанского православного прихода. Поэтому перед премьерами её спектаклей мы созванивались, и мои уши слышали как овации зрительских рукоплесканий, так и предваряющие их волнения, сомнения творческих мук, свойственные этому опытному, но вечно беспокойному, ответственному человеку.

–  Идёт спектакль, а я сижу за пультом – у меня слёзы так вот! – выразительным жестом смахивает выплаканные уже слёзы режиссёр спектакля «Золушка», только что закончившегося под гром аплодисментов и охи-ахи родителей из зрительного зала. Родителей-зрителей, взглянувших по-новому после выступления подобного уровня как на возможности своих отпрысков, так и на отношение к делу педагогов школы искусств. Ведь, кроме тщательно подготовленного сценария, были смонтированы настоящие театральные декорации, сшиты костюмы и организовано музыкальное оформление.

–  То, что мы с ребятами задумали выполнить, мы выполнили, детки сработали на пять с плюсом, – резюмирует руководитель театрального отделения. –  Правда, планку завысили: можно было к концу учебного года это сделать. Но мы попробовали – и получилось. Ни одну мизансцену дети не перепутали, ни одну эмоцию! Если подходить профессионально, то в отработке мизансцен актёры дошли до того момента, когда нужно уже начинать работать глаза в глаза, душа в душу.  Когда актёр с актёром взаимодействует.

– Мы вернулись в детство!.. Будто побывали в новогодней сказке!.. Такой подарок в новогодние праздники! – люди, которые смогли сформулировать первые впечатления после увиденного 5 января спектакля, щедро делились друг с другом радостью от того, что не пришлось разочароваться. Не пришлось прощать артистам ошибок, делая скидку на детский возраст. Напротив. После каждой постановки театрального отделения (а их в «зимнем театральном сезоне» состоялось уже четыре: ребята среднего звена показали сказку «Репка», малыши –  «Курочку Рябу», старшие дети –  «Золушку» и все вместе на Рождество – миниатюру «Дело было вечером») росло удивление. Вот как, оказывается, мы можем!

–  Ещё бы! – согласилась с моим уважительным отзывом знакомая местная жительница. – Галина Геннадьевна – человек ведь непростой. Она работала даже на телевидении!..

Самые маленькие артисты – надежда казанских подмостков

Самые маленькие артисты – надежда казанских подмостков

Ну ничего себе! Такой факт её биографии был мне дотоле неведом. Скромно умалчивала наша замечательная землячка о своих профессиональных достижениях, и лишь выступая от лица всех искренне любопытствующих доброжелателей, мне удалось уговорить Галину Геннадьевну рассказать о себе.

– Галина Геннадьевна, как в жизни уроженки села Ильинки возникло телевидение?

-– Свою трудовую деятельность я начала на областном телевидении в городе Петропавловске. Меня приметила режиссёр молодёжной программы и пригласила работать. Я была одной из ведущих на мероприятии самодеятельности от организации, где тогда работала. После этого предложения я всю ночь не спала: деревенская девчонка – и на телевидение! Меня пригласили работать помощником режиссёра. А это значит, что нужно будет контактировать со всей молодёжью области – сельской и городской, в горкоме и в обкоме комсомола… Это было очень для меня нелегко. Но я согласилась.

Телевидение мне подарило большую школу в организации подобных мероприятий. Потом я стала выходить в эфир сама. В подготовке эфиров работники телевидения стали подправлять мою «казанскую» дикцию. Я никогда не думала, насколько богат этот жанр – художественное слово! Ведь он не хуже песни или изобразительного искусства. Это очень важно, что и как сказать – интонацией, например.

Спустя время я перешла в клубную деятельность. Заочно закончила Томское училище культуры с отличием, и меня без экзаменов приняли в Московский институт культуры. В Москву я не поехала. Чтобы не отрываться от семьи.

У меня тогда была мечта: ставить спектакли. Помню, как мы с ребятами ставили «Двенадцать месяцев», «Вассу Железнову», «Федота-стрельца». С постановкой кукольного театра мы выиграли первенство в Тюмени. В то время я работала уже здесь, сначала в Казанском, потом в Гагарье и, наконец, в Грачах.

Помню, как директор грачёвского совхоза Сергей Васильевич Деркач мне показал здание тамошнего «дома культуры» – разрушенное, без окон, без крыши: «Вот тебе здание, будешь тут за прораба и директора. Мне надо, чтобы тут был и клуб, и библиотека, и бар, чтобы люди культурно отдыхали».

День и ночь мы не спали, работали. И попутно, при недостроенном ещё ДК, выступали, ставили спектакли. А в них участвовали наши трактористы, комбайнёры, телятницы. Тот из командировки только приехал, та с дойки вернулась – и бегут на сцену репетировать. И знаете, такие отношения у нас складывались хорошие, доверительные. Я могла прийти в бригаду трактористов: «Ребята, на репетицию!» – «Будет сделано, Геннадьевна!»

Потом начались несчастья. Дотла сгорел наш дом со всем скарбом. Совхоз почти в это же время стал разваливаться. И меня пригласили в Бердюжье. Там мне довелось руководить автономной некоммерческой организацией, в чьём ведении были дома культуры, библиотеки. Уйдя на пенсию, я перешла на должность директора центра творчества детей и юношества. Мы впервые открыли в Бердюжье студию изобразительного искусства.

А потом, по семейным обстоятельствам, я вернулась в Казанское.

–  Кстати, как Вы отсюда уехали?

– Я с детства мечтала рисовать. Родители ложились спать, а их маленькая девочка шла на улицу и смотрела, как луна светит сквозь облака. Мама ругала меня, конечно, спать укладывала.

Сценка из спектакля «Золушка» в исполнении актёров старшей группы

Сценка из спектакля «Золушка» в исполнении актёров старшей группы

В 6 классе мы с одноклассниками ездили на экскурсию в Москву, там побывали в музее Пушкина и Третьяковке. А я как увидела картины Куинджи, его луну… – рисовала и рисовала украдкой. И тут как-то у нас гостил мой дядя из Петропавловска, вот он и  посоветовал родителям отпустить меня в Петропавловск, чтобы я смогла посещать студию и учиться рисовать.

Папа меня понял. На мотоцикле осенью, по грязи, он увёз меня в Петропавловск. Я попала там в одну из лучших школ, с физико-математическим уклоном. Успеваемость была у меня хорошая. Помню, во время урока литературы учитель дал задание продекламировать «Песнь о буревестнике» М. Горького. Я слушала, как рассказывают остальные, и про себя умоляла: «Спросите, спросите меня!» И вдруг называют: «Галя Ремезова». Я встала и рассказала так, как чувствовала... Учительница некоторое время  стояла,  молча, у окна и смотрела куда-то в даль. А потом она повернулась к  классу и сказала: «Вот так надо Горького рассказывать, дорогие ребята».

Когда я ушла работать в детский сад художником-оформителем (в Петропавловске), мне было 16 лет. В то время, чтобы пойти в театр на спектакль, я собирала бутылки, сдавала их и покупала билет. Такие были времена.

Около десяти лет я работала художником-оформителем на заводе в бюро эстетики в Петропавловске. У меня даже запись в трудовой книжке есть: «художник-конструктор в бюро эстетики». После этого я состояла в  организации художников, которые занимались оформлением города, изготавливали стенды и тому подобное.

–  Эти таланты – откуда они? Из семьи?

–  Папа наш был настоящий мужчина, любил нас с сестрой и баловал, покупал нам шляпы, пальто: хотелось ему, чтобы мы красиво и аккуратно одевались. Жадничать, хамить – ни-ни.  «На дне рождения пусть все первыми возьмут себе куски, вы последними берите!» Достоинство так в нас воспитывал. Он работал водителем, и всю жизнь на Доске почёта висела его фотография. До сих пор его сослуживцы вспоминают, что Геннадий Павлович был хорошим другом, образцом во всём. А мама наша хранила очаг. У нас дома всё было в вышивках – ришелье, гладью. Скатерть на круглом столе. Дом наш разубран её руками был как пасхальное яичко ажурное. Мама приучала нас к эстетике. И между родителями всегда были мир и согласие.

– И как Вам работается с казанскими ребятишками сегодня?

– Знаете, я к ним настолько уже привыкла, что они стали мне как родные. И дети отогреваются здесь душой после школьных нагрузок, конфликтов, переживаний. У нас постоянно смех и шутки. За полугодие занятий число «театралов» остаётся стабильным –  25 человек.

Эта работа – будто второе моё рождение. Хотя начиналось всё отнюдь не радужно. Когда я только пришла сюда, отправилась набирать будущих актёров в старшие классы – ноль реакции на эту идею. Потом пришла в начальную школу. И у ребят загорелись глаза, пошли ребятишечки! Вот тут-то я поняла: когда дети ещё маленькие, тогда и надо с ними начинать заниматься: потом уже поздно будет.

Столкнулась и с тем, что сейчас очень мало литературы для сценического творчества. В том числе в Интернете. Ни одного сценария не было, чтобы я взяла его в чистом виде, не переработав под своих ребятишек. Сейчас мы готовим театрализованную постановку «Жил человек рассеянный на улице Бассейной», много монологов в работе. Конечно, и к концу учебного года мы должны что-то поставить. К примеру, в честь Всероссийского дня театра, который отмечается в мае. Есть сумасшедшая, но заманчивая идея сделать театр мод – старинные коллекции, подиум, прошлые века. Планов много, много и работы предстоит. Но я этого не боюсь. Если бы в сутках было 48 часов, я бы работала сорок восемь.

Екатерина Терлеева

Фото автора