Опубликовано на: Вс, Авг 9th, 2015

Дорожа своими воспоминаниями

«Мои  воспоминания – всегда со мной. Только всплывают они в минуты горечи или раздумий. Дети выросли, многих родных уже нет в живых.  Но память живёт. Она состоит из отдельных событий, смешных и грустных эпизодов. Для каждого человека этот эпизод чем-то важен, это что-то особое в его жизни. Для меня, к примеру,  молодые годы – счастливое время, а для наших родителей, дедов – это время борьбы за будущее страны, за выживание в трудное военное и послевоенное время, время мечтаний о счастливой и справедливой жизни.

Автор рассказов Л.И. Байроченко

Автор рассказов
Л.И. Байроченко

Без воспоминаний человек бы не жил, а существовал. А воспоминания многих – это уже жизнь не только отдельной семьи, но и родного края, Родины» – так  пишет в  предисловии к своей написанной книге воспоминаний Людмила  Ивановна Байроченко, жительница села Казанского. Сейчас она на пенсии. Всё чаще стала задумываться о смысле жизни, о судьбах людей. Появилось желание записать свои воспоминания, в которых рассказать детям, внукам,  родным о том, как раньше жилось, во что играли, чем занимались  дети. Стала расспрашивать родственников, знакомых про то, чего сама не знала или о чём забыла. Написала Людмила Ивановна больше десятка рассказов. Некоторыми из них согласилась поделиться с редакцией.  Два рассказа печатается в этом номере районки, остальные будут публиковаться позже.

Вкус детства

Кто не помнит бабушкиных блинов? Наша бабушка кормила нас блинами по утрам. Но, кроме того, она готовила нам ещё одно лакомство, вкус которого я ощущаю до сих пор.

Каждые каникулы мы, внучата, гостили у бабушки Тани в деревне. Внучата были и городские, и, как я, из села. Я была  самой  старшей. Это было в конце 50-х – начале  60-х годов. Мне очень нравилась  бабушкина  деревня. Часто убегала я на край улицы и смотрела с обрыва на расстилающийся  внизу  зелёный лог. Мне казалось, что я вблизи облаков, вот спрыгну с обрыва, взмахну крыльями и полечу. Часто мне во сне снился этот полёт.

За большим огородом бабушки был глубокий овраг. Я  так и не осмелилась спуститься туда. Меня пугал бурелом, и я боялась волков. Хотя никто не говорил, что они есть у деревни. Как старшую  внучку  бабушка брала меня с собой в лес по ягоды. Собирали малину, смородину. Я, конечно, боялась и держалась ближе к бабушке. Услышав треск веток, представляла, что это пробирается медведь.

Вот что значит наслушаться сказок. Но не об этом речь.

Наигравшись  во дворе, на вольном воздухе, уставшие, мы бежим на зов бабушки. Небольшой  старый домик был для нас надёжным пристанищем. На кухне находилась большая печь, на которой мы любили лежать, прогревая бока и спины от «хвори». Склонив головы с полатей, мы взирали на всех свысока. Напротив печи стояла кровать. А главное место  в комнате занимал большой стол, а  вдоль стен – деревенские лавки. Небольшой шкафчик с нехитрой посудой висел на стене. И, несмотря на казалось бы по нынешним меркам нищету, для нас это место было самым уютным в мире.

Бывало, внучата, как муравьи, облепят стол, в руках – ложки. Бабушка ставит на середину стола большую миску, больше похожую на кастрюлю.  В миске виднеется бордовое желе, аромат – на всю комнату. Ложка стоит в желе – такое оно густое! Мы по очереди тянемся к середине стола: быстрее бы уж почерпнуть этой сладости. В ложке с этим вкусным желе попадается кому –  нарезанное яблоко, кому  – ещё  какая-либо вкуснятина. Всё тает во рту! Мы довольны. Мы, дети той поры, конфетами лакомились редко, потому  искренне радовались этому сладкому чуду.

Когда я повзрослела, то узнала рецепт этого блюда. Он прост: бабушка томила в печи сухофрукты с ягодами  и заваривала крахмал.

Я тоже попробовала делать также. Но вкус был не тот.

У детства моего был другой, незабываемый аромат!

Невероятный прыжок

Когда мне было лет десять, я, как обычно, летом гостила у бабушки Тани в деревне. Со мной были шестилетняя сестра и четырёхлетний  братишка.  Взрослые с утра ушли в лес за ягодами. А я, на правах старшей, осталась домовничать.  В бабушкином   палисаднике росли  старая  черемуха,  ещё какие-то кусты. То есть там была  тень, было   прохладно жарким летом. Я перелезла через изгородь, а малыши пролезли в небольшую дырку в старом штакетнике. Калитки не было.

Прошло немного времени, и братишка запросил пить. Я направилась той же дорогой к крыльцу, но  с противоположной стороны дома. Двор был большой, и пока мы играли, туда забрели телята.  Они мирно жевали траву у  крыльца. И всё бы  ничего, да в этой компании был  бодливый бычок, которого все на нашей улице боялись. Я, ничего не подозревая, подошла к двери дома и вдруг  увидела такую картину: телята спокойно и лениво жевали, а бычок, наклонив голову, двигался на меня.

От неожиданности я  замерла, а потом  просто не поняла, что произошло. Для меня ничего не существовало больше, кроме мысли: «Бежать!»

Рванула к изгороди, бычок –  за мной… Я очнулась уже в палисаднике. Как могла маленькая девчонка перепрыгнуть, пусть с небольшого разбега, изгородь гораздо выше её  роста?!

Колени у меня предательски дрожали, а младшие с испугом смотрели  на меня.

Наконец все успокоились, но брат продолжал просить воды. Мы с трудом выставили из окна стекло и начали, пыхтя, проталкивать в комнату брата. Это было очень непросто, но все-таки нам удалось. Затем мы показали ему, как открыть створку окна, и все забрались в дом. А пока  возились, телята спокойно ушли со двора.

Приключение окончилось. Но для меня до сих пор осталось загадкой, как я смогла совершить этот прыжок?  Тем более что больше, как ни пыталась, повторить этот рекорд не могла.

Брат с сестрой до сих пор помнят эту историю и этот прыжок, хотя и были маленькими в то время.

Брат впоследствии, сочинив стихотворение о нашем детстве, писал:

 «Мы будем долго помнить твой прыжок, Когда бычок твой показал рожок»…

Фото из семейного архива

 Л. Байроченко 

Об Авторе