Опубликовано на: Чт, Янв 15th, 2015

Литературная страница от 14.01.2014

Сегодняшний выпуск «Литературной страницы» станет предтечей творческого объединения талантливых, неравнодушных людей.

Редакция газеты совместно с районной библиотекой объявляет о создании литературного объединения в Казанском районе.

Содружество самодеятельных литераторов довольно-таки продуктивно действовало в конце восьмидесятых годов. До сих пор на слуху фамилии поэтов Павла Аржиловского, Ивана Баху, прозаиков Анатолия Савельева, Тамары Рагозиной.

Первое организационное собрание намечается провести в конце января 2015 года. А сегодня «Литературная страница» публикует произведения безусловных членов литературного объединения. С Годом литературы, уважаемые друзья!

DSC_2593Юрий Геннадьевич Дозоров живёт в Новоселезнёво. Вечный работяга, железных дел мастер с молодости до пенсии токарничал в Казанской сельхозтехнике. Кто бы мог подумать, что под гул станка придумывал, рождал он стихи и музыку к ним.

Юрий Геннадьевич самостоятельно освоил нотную грамоту, а поэтический дар у него от Бога.

Его песни достойны исполнения на любых концертных подмостках, но поэт и композитор Дозоров скромен до чрезвычайности.

Советуем читателям отнестись к сегодняшним публикациям не как к стихам, а как к песенным текстам с куплетами и припевами.

 

Концерт 

на лесной полянке

На полянке скоро представленье,

Скрипачи в траве сидят рядком.

Ждут лишь дирижёра появленья,

Дирижёр кемарит под цветком.

Что за дело? Как же это можно?

Все изнемогают от жары.

Вдруг оса запела тихо, осторожно,

Подхватили песню комары.

Запоздал сверчок на три восьмушки,

Шмель закончил строчку невпопад,

Выручили  хор солисты-сплюшки;

Громкость возросла во много крат.

Скрипачи вскочили, врезали смычками,

По зелёным спинам и бокам,

С детства их учили  попрыгуньи-мамы

Исполнять трескучий та-ра-рам.

Вылезли из дырок короеды,

Бабочки расселись по цветам,

Вертят головой жуки-скареды

И не верят собственным ушам.

Почему сегодня как-то не по теме,

Почему не машет дирижёр?

То ли к непогоде, то ли вышло время,

То ли просто балуется хор?

Голос у шмеля довольно громок,

Да беда: совсем не знает слов,

Под шумок приблудный, лягушонок

Уплетает певчих комаров.

Паучок умыкнул двух солидных мошек,

Муху-приму взял на абордаж,

И никто не пикнул, и никто не крикнул,

Даже не заметили пропаж.

Не успевши вылить свои чувства,

Муха поплатилась животом.

Неизбежны жертвы для искусства,

Не отложишь песню на потом.

Что это такое? Что это за дело?

Музыка пьянит сильней вина.

Коль душа запела –  прочь любое дело.

И отдайся музыке… сполна!

Белая грусть

Лёд на лужах тонкий,

И метель не пела.

Клён грустит тихонько

О берёзке белой.

Всех очаровала

Утром серебристым,

Как на снег бросала

Золотые листья.

Где же та берёза?

Но молчат осинки.

Жизненная проза

Льётся без запинки.

Льётся,  да и только,

То в снега, то в зелень,

Вновь соседка ёлка

Ждёт больших метелей.

Чтоб укрыться шубой,

В ожидании  марта,

А весной на дуба

Пораскинуть карты.

Проза у берёзы,

И у клёна проза,

Отгремели грозы,

И увяла роза.

Побелели розы,

Клён хранит убранство,

Хочет листья сбросить

В белое пространство.

И пускай осины

Маются в догадках,

Разве клён повинен,

Что судьба не сладка.

Ветер самозваный

Унесёт те листья,

Клёну своей тайной

Не с кем поделиться.

Абронина Г.В.Галина Викторовна Абронина – человек строгой профессии. До недавней почётной отставки она по указу Президента возглавляла Казанский суд. Казалось бы, при таком жизненном раскладе не до лирики. Но творческое начало в душе этой незаурядной женщины помогало не только вершить праведный суд, но ещё и творить слово, пронизанное нежностью и состраданием ко всему живому и вечному.

Полёт души

Тихо иду по лесной дорожке, погружённая в свои раздумья… Весна ещё не вступила полностью в свои права, но природа уже попрощалась с зимушкой. На улице тихо, совсем безветренно. Дышится чистотой.  Иду и глубоко вдыхаю этот весенний аромат, с наслаждением втягивая в себя воздух. На душе радостно.

– Кар!

От неожиданности я вздрогнула и подняла глаза. С берёзы на меня смотрели чёрные пуговки. Наши взгляды пересеклись.

– Кар! – приветливо сказал он.

– Здравствуй! – ответила я.

– Кар? Кар? – спросил он.

– Мои дела? Хорошо! А у тебя?

Он радостно подпрыгнул, растопорщил крылья и крутанулся, стараясь изобразить танец. Это получилось так смешно, что я расхохоталась. Довольный доставленным удовольствием, он будто подмигнул мне глазом. Знакомство  состоялось. Мы не стеснялись друг друга, разговаривая каждый на своём языке. Но, как ни странно, оба понимали друг друга.

– У тебя есть мечта? – спросил меня мой новый Друг.

– Я хочу полетать!

– Так в чём же дело? Смотри на меня и делай как я…

Он подпрыгнул, оттолкнувшись от ветки, вытянул ноги, расправил крылья и воспарил в небо. Я попыталась сделать то же самое, но оторваться от земли не смогла. Он медленно пролетел рядом и прошептал:

– Ты сможешь всё, даже если это невозможно.

И тут неведомая сила подхватила меня, и я легко поплыла ввысь.

– Кар, кар!

Я хотела крикнуть:

– Прекрасно!

А вместо этого  получилось: «Кар!»

Я почувствовала, как тело моё уменьшилось в размерах, покрылось перьями, и я полетела вверх, вниз, в стороны,  чертя диагонали маршрута. Вот она, свобода, вот она, вольная жизнь! Это несбыточная мечта каждого человека!

Мы летели, разрезая воздух, наслаждаясь предоставленной возможностью созерцать и ощущать торжественную поступь Весты. Солнце своим жарким языком слизывало  остатки осевшего снега. Огромные проталины, наполненные водой, отражали в себе белые стволы берёз, чёрными пятнами  проступала земля. Природа ожила и пришла в движение, она проснулась и начала омываться. Радостное возбуждение царило в мире. Две пичужки, искупавшись в солнечной луже, наскакивали друг на друга и весело верещали. Мама-коза с двумя сеголетками кормились на оттаявшем бугре. Непослушные детки норовили нырнуть в заросли, но мать каким-то невидимым движением  пресекала их детские забавы.

Ослепительно ярко светило солнце,  и его тепло растекалось по телу, прогревая промёрзшие за зиму косточки. Душа пела и смеялась  от полученного удовольствия. Оказывается,   мечтам свойственно сбываться… Я открыла глаза. Мой выдуманный полёт окончен.

– Кар! – в последний раз сказал мне ворон и, взмахнув крыльями, отправился  по своим делам.

– Прощай! Спасибо за великолепное путешествие…

DSC_9426Иван Пантелеймонович Баху – молдаванин по рождению. Но думает и страдает он по-русски, до глубины поэтической своей души. Иван Пантелеймонович – в прямом смысле этого слова воспитанник литературного объединения, действовавшего когда-то при районной газете.

Поэт на веки вечные полюбил деревеньку Малую Ченчерь. Берёзовый край – источник его вдохновения.

Летние ночи

На лугу в летний зной

Солнце встало в зенит.

И коса предо мной

Острой сталью звенит.

Ночью ветер в цветах

Будит лёгкую дрожь.

В белом платьице ты

В сад заветный придёшь.

И рассвет не зови

В сонный час темноты.

Пусть от нашей любви

Расцветают цветы.

***

Мечтами я опять в лугах,

Хотя метель вовсю метёт.

Ношу тебя я на руках

И устремляюсь я в полёт.

Ты медуницею цветёшь

На нашем сказочном лугу.

Меня в объятия зовёшь,

А я подняться не могу.

Мой сон –  как мёд – тягуч и пьян,

И пряный привкус на губах.

И цифр пугающий обман

На пробегающих столбах.

Ты пробуди меня, любовь,

Открой глаза и сон развей.

Пусть в палисаде вновь и вновь

Для нас щебечет соловей.

В. МалаховВиталию Григорьевичу Малахову из Челюскинцев 82 года. Много тяжких испытаний выпало на его долю. Но не ожесточила жизнь этого человека,  и он на жизнь не ожесточился. Из-под его пера рождаются проникновенные строки, наполненные любовью и нежностью.

***

Палитра осени, погожие деньки,

Клин журавлей и небо голубое,

Листва легла на серые пеньки,

Прикрыв печаль древесную  собою.

Давно созрели яблоки в саду,

Пророчат стужу шустрые синицы.

И вновь встречают холод, как беду,

К теплу предрасположенные птицы.

А в полдень ветер, стылый и сквозной,

Стучит застывшей ягодой в оконце.

С тоской и злобой дикий зверь лесной

Глядит на остывающее солнце.

В лесу пропали напрочь комары,

И не звенят они теперь под ухом.

Кончина их до благостной поры,

Пусть им болото наше станет пухом.

DSC06447Таня Казанцева живёт в Дубынке, учится в школе, занимается в литературном кружке «Вдохновение». Самые лучшие стихотворения Тани ещё пишутся, но начало положено. Большой поэт в ней рождается. И это обнадёживает и радует.

Пишу  стихи

Пишу стихи, как ем варенье.

Строка к строке – стихотворенье.

Под настроение пишу стихи я

И вдохновение – моя стихия.

Марафон  оценок

Бегут по дорожке сестрички –

Носатые единички.

А гусеподобные двойки

Ещё не покинули койки.

И катятся тройки неспешно,

Сегодня их много, конечно.

Четвёрки, пятёрки бегут впереди,

Командуя весело:

«Лень, отдохни!»

Картина

Мы с папой повесить картину решили

И лестницу в дом со двора притащили.

На лестницу папа взобрался едва,

У мамы вскружилась вовсю голова.

Отец замахнулся на гвоздик и вот –

Отправился разом в короткий полёт.

Папа упал, ну а мама присела,

А я от обиды на гвоздь  заревела.

Повесили всё же мы эту картину,

Позвали смотреть на неё тётю Нину.

Она нам сказала в глаза,  не тайком:

«Владеть научитесь, друзья, молотком!»

Страницу подготовил Олег Дребезгов

Фото Т. Носковой, С. Кислер и из архивов авторов публикаций

Об Авторе