Опубликовано на: Ср, Май 25th, 2016

Литературная страница

Поделиться этой
Великое русское слово

24 мая отмечается День славянской письменности и культуры – праздник христианского просвещения, праздник родного слова, родной книги, родной литературы, родной культуры.

Обучаясь различным наукам на родном языке, мы, по выражению древнерусского летописца, пожинаем то, что было посеяно древнейшими просветителями Руси, воспринявшими письменность от первых учителей славянских народов – святых Кирилла и Мефодия.

Любить, изучать и сохранять русский язык, беречь его как величайшую ценность призывали в прозе и стихах великие наши поэты и писатели. Потому что без языка нет народа. Вспомним бессмертные строки Анны Ахматовой, написанные в страшном блокадном 42 году:

«Не страшно под пулями мёртвыми лечь, Не горько остаться без крова, – И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесём, И внукам дадим, и от плена спасём… Навеки!»

Сегодняшний выпуск «Литературной страницы» приурочен ко Дню славянской письменности и культуры – празднику Великого Русского Слова. Готовил её к выпуску и отбирал материалы Олег Алексеевич Дребезгов. Авторов, представленных здесь, объединяет любовь и трепетное отношение к Слову.

Олеся Бессмельцева. фото из личного архива автора

Олеся Бессмельцева.
фото из личного архива автора

Олеся Бессмельцева

  Мне 30 лет, заканчиваю магистратуру в Санкт-Петербургском государственном университете и намерена продолжать обучение в аспирантуре. Я выбрала филологию и лингвистику, потому что люблю слова. Слово – это маленькое волшебное зёрнышко. Из одного-единственного слова может вырасти целый сад, и каждый куст этого сада будет цвести своим особенным цветом, и каждое дерево принесёт свои необыкновенные плоды.

Ночь, которая утешит

День догорел, как будто бы   и не был,

И плакал мир о том, что не вернётся,

И по щеке пылающего неба

Слезой огнистой скатывалось солнце.

И так отчаянно самой хотелось плакать,

Так больно провожать последний свет!

И долго висла огненная капля

На облачных краях багряных  век.

Но вот, обёрнутая в полог сонный,

Ночь затянула звёздный небосклон

И на раскрытые ладони   горизонта

Смахнула солнце чёрным  рукавом.

 

Присела с краешка   разобранной постели

Шептать на ушко сказочные  сны,

Скользнула с крыши песней  колыбельной

Баюкать голову склонённую луны,

В глаза озёр зеркальные  глядеться,

И над землёй тихонечко   бродить,

И небо, словно спящего  младенца,

До света нежить у тугой груди.

Тихий  гость

В квартире – тишина,

в душе моей – покой,

В безмолвной тишине живой

Ко мне

Вот-вот

Мой самый лучший друг придёт:

Мой старый Незнакомый.

 

Чуть что случись, он – тут как тут.

Я слышу сердцем:  Тук-тук-тук!

Эй! Где ты? Как ты? Отзовись!

Открой!

Оставь – и не стучись.

Входи – и будь как дома.

Сестра  сна

В тёмной тьме, в глубине

собираются стаями тысячи птиц.

Бьются тысячи крыл –

Взмах, удар! – это пульс   в моих венах.

Там, в крови, глубоко, живёт ночь.

От её голосов

мне так сладко и хочется спать.

Даже днём плачут птицы    внутри –

наливается плотью нутро,

тяжелеет крыло.

В глубину закатился мой взгляд.

Ночь готовит постель

на перине своей вороной.

 

Век  бессонницы

Вечно жив человек:   у дверного глазка

веки смежил, на ручке застыла рука,

на коленях, у края порога,

спит и видит,   не веря закрытым глазам,

как забытые звёздыулыбаются нам,

вдаль бежит золотая дорога.

 

Звёзды с небом слились,   звёзды выстлали путь,

ночь ступает, но людям   никак не уснуть,

и скользят, и сверзаются   вниз в темноте,

им без сна улыбаются звёзды не те,

и не та темнота разлилась по камням,

мы не спали, и звёзды   не снились, не нам

улыбалась луна,   протянулся большак.

Мы не спим, наши звёзды   сияют не так.

Мы не спим, и без сна свет   далёкий не в счёт.

Мы не спим, но без сна   человек не живёт.

Нет глазка, за разверзтою пропастью глаз

заперт свет, ожидая   безжизненных нас.

Смерти  нет

Утро блёклое смотрит устало,

Воздух пахнет дождёми печалью –

Всё мне чудится в осени смерть.

Листья жёлтые в лапах древесных

Шелестят колыбельную песню

И никак не сумеют допеть.

В этой песне без слов невесёлой

Даже солнышко кажется   сонным –

Так закуталось в облачный плед.

А деревья под ноги прохожим

Сбросят листья  как старую  кожу…

Впереди только сон, смерти нет!

Ветер шепчет прощальную   сказку,

Но прекрасны пастельные  краски,

Расписавшие холст-небосклон.

Пусть снега одеялом укроют…

Спи спокойно, мой сказочный город,

Грусти нет, смерти нет,   только сон.

 

Переводы

Вода дождевая в глубоком  ковше

тиха, словно гладь пруда.

Тянулся я к влажной её душе,

меня выпивала вода.

Всходило мальчишеское лицо

ко мне из глубин воды

так близко, но смутно, как давний сон, –

кто был тот подводный ты?

Предшественник,   что у ковша стоял,

с воды не спуская глаз?

Мой завтрашний   или вчерашний я?

Не знаю и посейчас.

***

Органом былое звучит

под Настоящего

сводом высоким.

Его звуки нежны и чисты,

громогласны и строги.

всё озвучено ими:

слышно, что было,

слышно, что жизнь несёт:

колыбельные песни

и гул ежедневных забот,

оглушающий скрежет войны.

И пока мы их слышим,

Продолжаемся мы.

О. Бессмельцева. Переводы поэзииВ. Шнитке, печатается по сборнику: Schnittke V. Шнитке В. Ich war auf Seelenwanderung, ein Fremder. Я в странствиях души был чужаком. Книга стихов Виктора Шнитке в переводах других авторов / Под общей редакцией Е. Зейферт. – М.: МСНК-пресс, 2013. – 256 с. (Серия «Зеркальные стихи» / «Spiegelgedichte»), с. 68, 100.

 
Сергей Губарев с женой Ириной. фото из семейного архива

Сергей Губарев с женой Ириной.
фото из семейного архива

Сергей Губарев

Будем знакомы

Один молодой человек жил без отца и в окружении женщин: матери, тётки и сестры. Юноше не повезло: не было на горизонте мужчины, у кого можно было набраться ума-разума. И юноша к окончанию школы так и не научился ездить хотя бы на велосипеде.

Этим парнем был я. Помню, как мои обвинители гневно кричали классному руководителю Раисе Николаевне Перминовой, что я не такой, как все, что не умею гвоздь забить, не знаю даже, как мопед завести, и клеили на меня недобрые ярлыки, на что она возражала: «Зато, ребята, какие стихи он пишет!»

И правда. Техникой владел почти каждый, а у меня хоть и не было даже простого кассетного магнитофона, но чистые, хотя и немного наивные мелодии лились из сосуда моей души и ложились строками в тетрадь. А самое главное, что стихи печатали. Значит, в чем-то я был первым! Это увлечение совсем не помешало окончить школу с серебряной медалью, а педагогический институт – с красным дипломом, освоить несколько профессий: педагога, журналиста, менеджера по продаже компьютерной техники, кредитного эксперта, увлечься программным обслуживанием компьютеров.

В тридцать два года я второй раз  женился, а в тридцать четыре сел за руль автомобиля. Поздно? Зато как радостно! И все эти годы я писал рассказы, стихи, заметки, потому что не могу жить без этого родника и мне есть что сказать…

Сокровища памяти

Чем я старше, тем более яркими становятся воспоминания детства. Память, как работник сцены, поднимает занавес, и милые, знакомые персонажи начинают разыгрывать спектакль под названием «Жизнь». Сотни картинок проносятся перед глазами.

Вот наш старый дом, в котором прошли мои первые годы жизни. В этом далёком мире солнце светит так радостно, и сад играет изумрудами листвы, и бабушка ещё живая… Это она будила мою творческую фантазию, напевая старинные песни, рассказывая быль и небыль. Благодаря моей доброй сказочнице, мир наполнялся диковинными существами, становился ярким и загадочным.

Давным-давно, ещё до моего рождения, бабушка посадила яблоньку. И когда она в первый раз расцвела, все ахнули: ведь яблонька превратилась в розовое облако. Ах, как я любил это деревце, как нравилось мне проводить под ним часы своей детской жизни. Тысячи пчёл, мошек и ещё каких-то крылатых неуловимых существ летали, вились, гудели вокруг неё, образуя второе живое облако. Глядя на это буйство жизни, я постепенно забывался, погружаясь в мечты.

Позднее я полюбил лес. Сколько радостных встреч мне дарили эти пронизанные светом, почти прозрачные берёзовые перелески. Однажды, гуляя по лесу, я заметил совёнка в густых зарослях папоротника. К моему удивлению, он зашипел  как кошка, весь раздулся, видимо, чтобы показаться внушительным и страшным. Я решил не беспокоить птенца и пошёл дальше. Мимолётная встреча, а приятное воспоминание осталось на всю жизнь. Как не полюбить лес по соседству с домом?

Годы идут, а родных мест становится всё больше, как и любимых людей. Недавно в Тюмени я нашёл «жемчужину». Белая церковь почему-то сразу приковала к себе мой взор. Стройная, свежая, чистая как целомудренная девушка, она скромно смотрит на роскошные витрины магазинов по соседству. И вот что удивительно:  шум большого города затихает рядом с белоснежной церковью, и даже далёкая сирена звучит как-то мелодичнее.

Любимые места, вы часть мой жизни, без вас не мыслю себя…

Поздняя вишня

На исходе лета, когда золотые волны полей наклонились до земли, в моём саду созрела вишня. Тяжёлые рубиновые ягоды, окроплённые каплями дождя, светились в рыжих лучах заходящего солнца, а я наблюдал за ними и думал, что эта поздняя вишня похожа на мою любовь к тебе. Она пришла после тысячи безрадостных  дней, проведённых в серой комнате, где только одно сердце напоминало мне, что я ещё жив – моё собственное, и тех одиноких ночей, когда я не мог согреться в холодной постели и лишь к утру, засыпая, уходил по лунной дорожке к  далёкому костру. Она созрела после разочарований и предательств поздней вишней на исходе лета.

Мы будем наслаждаться этим коротким мигом: пусть густой сок брызнет и протечёт сквозь пальцы, заполнит бутыль из толстого зелёного стекла, перебродит под нежарким осенним солнцем и превратится в чуть терпкое вино. Осень разденет сад, обнажит бёдра яблонь и тонкие руки рябин, но нас уже ничто не испугает. Ведь мы есть друг у друга… и будем вечно…

Свеча

Пока горит свеча… Сумрак ночи, сгущающийся синими тенями, переплетениями вековых корней и дыханием близкого леса, не может одолеть человеческой души. Там холод ранит ледяными осколками, там высокое тёмное небо, а здесь сияет золотистый венчик, который легко погасить.

Пока горит свеча… Живёт вера, что вопреки здравому смыслу случится чудо: умирающий будет исцелён, неплодная родит и заговорённая пуля минует горячее сердце. Недаром осторожные огоньки  загораются в храме, отражаясь в ликах святых.

Пока горит свеча... Посиди со мной. Будем есть душистый хлеб и пить вино. В твоих глазах блестит влага, чернеет ночь. Я не один, пока горит свеча…

Об Авторе