Опубликовано на: Пт, Фев 27th, 2015

Живёт меж озёр деревенька

Поделиться этой

Из глубины времён

Передняя телега остановилась на пологом берегу озера. Путники медленно спускались на землю. После долгого сидения в неудобных позах затекли и спины, и ноги, и озеробыло приятно, похрустывая косточками, пройти  по мягкому ковылю. А потом прилечь на него и затихнуть, впитывая в себя необъяснимый запах, что исходил от земли. Ездоки повели уставших за день коней на водопой, остальные мужики, вооружившись топорами, пошли в зеленевший  невдалеке берёзовый колок за хворостом для костра. Женщины доставали нехитрые съестные припасы, чтобы заняться  приготовлением ужина. Ребятня разбежалась окрест в поисках подножного корма. Вот и солнце медленно пошло под уклон. Заржали на незнакомом месте стреноженные кони, завздыхали пасущиеся возле них три худеньких коровёнки. Все отходили ко сну. Неспешно вели беседу.

– А что, Прокоп, хорошо ли место?

– Да вроде баское.

– Так, можа, и остановимся насовсем?

– Так, можа, и остановимся.

– Надо утром в округе посмотреть на лошадях. Да и передохнуть надоть. Подустали. Который день в походе.

– А вода в озере чудная. Как сладостью маненько отдаёт.

– Вода взаправду хороша. Ладно, утро вечера мудренее. Завтра решать будем.

Да и порешили на следующий день оставаться.

 

Трудная судьба

 Может быть, так, а может, по-другому (сейчас уж не докажешь) положено было начало сибирской деревеньке. Озеро, у которого обосновались, по вкусу воды Сладким прозвали, а деревню по озеру Сладчанкой нарекли.  А ещё одно озеро, сплошь заросшее камышом, что и воды с берега не видно, Зарослым назвали. Вот так и живут люди рядышком с водоёмами  почти три века. Три века не три дня. Сколько за это время воды утекло,  толком никто не знает. Летописей не вели. Потому и предков своих ниже третьего колена никто не помнит. А что было, так это только в истории государства Российского запечатлено. Сладчанка, как и другие подобные ей российские деревеньки, была и остаётся маленькой частичкой  огромной державы. Жизнь, как и эпоха, состоит из чёрных полос и белых. Печаль  сменяет радость, счастье –  беду.  Тёмных полос всегда больше.  Особенно в двадцатом веке.  Только войн мировых две было. Да Гражданская, да Крестьянская.  Народу они унесли миллионы, мужиков  в основном. А какая же деревня с её тяжёлым крестьянским трудом без мужика? Потому и не жили никогда богато. То продналог, то продразвёрстка (будь они в памяти неладны), то НЭП, то коллективизация. В новейшей истории в перестроечные и так называемые годы реформ бросили деревню на произвол судьбы, так до сих пор и тянется эта канитель.  Барахтается деревня, как кутёнок в воде. Тонуть не тонет и выплыть не может. Между тем народ из неё в поисках лучшей жизни в город потянулся, особенно молодёжь. Старые люди остались на родной земле век доживать. Жизнью приученные экономно да бережливо существовать, пенсию свою не то что растягивают до следующей без долгов, но и в заначку умудряются чуток положить. На чёрный день, значит.

Однако далеко я ушёл в своих размышлениях от той  малой деревеньки Сладчанки,  с которой  этот опус начал. Хотя почему далеко?

 

Два извечных вопроса

По переписи 1922 года население Сладчанки составляло 780 человек. Надо полагать, что  оно до начала Первой мировой войны, в 1913 году, эту цифру превышало.  К  2015 году в Сладчанке проживало 172 человека. В основном это люди пенсионного возраста. Несколько семей создали крестьянские фермерские хозяйства. Занимаются земледелием, заготовкой кормов, выращиванием крупного рогатого скота. Пустил свои корни на этой земле профессиональный рыбак. Занимается он выращиванием и выловом рыбы на  озере Зарослом. Говорят, что для поддержания жизни в деревне надо, чтобы она была связана  с остальным миром хорошей дорогой. Асфальтированная трасса давным-давно проложена до Сладчанки. Единственная улица здесь тоже в асфальт одета. Так в чём же дело?  Вот взять Боровлянку. Там вообще три дома осталось. Но посмотрите, как быстро разобрали земельные участки под строительство дачных домиков. Не осталось пустых мест в Малых Ярках.  Так почему же не привлекает дачников Сладчанка? Причина одна. Здесь с некоторых пор возникла серьёзная проблема с водой. Нет, воды в двух озёрах предостаточно. Да вот беда – не пригодна она,  выражаясь научным языком, для питья. Стали жители питьевую воду искать под землёй. Колодцы копали, скважины бурили. Километрах в двух на большой глубине обнаружили большие запасы такой воды, которая соответствует всем требованиям  СанПиНа. Однако прокладка двух километров глубинного водопровода стоит огромных бюджетных денег. В колодцах же вода большей частью солёная.

Что же случилось с озером?

А случилось то же, что и с Яровскими озёрами, и с Сетовыми, и Полковниковым, и Безрыбным, и Убиённым. В воде этих озер давно превышены допустимые нормы содержания нитратов, сульфатов, других растворимых соединений и примесей, вредно влияющих на здоровье человека. Все эти водоёмы  некогда являлись единой гидрологической и экологической системой. Находясь в пойменной части реки Ишим, они в годы больших разливов  по естественным протокам и логам пополнялись за счёт ишимской воды, самоочищались. Поддержание уровня  воды в этих озёрах происходило за счёт стока в них талых вод. Строительство Сергеевского водохранилища в Казахстане негативно сказалось на гидрологическом состоянии озёр. В первую очередь было отмечено снижение уровня воды. Ещё большие изменения стали происходить с озёрами  после начала их использования  рыбозаводом. Устройство перемычек и дамб  на протоках между сообщавшимися  озёрами  практически  свело к нулю тот естественный экологический баланс, который существовал веками.  Своё пагубное влияние на экологию озёр оказало чрезмерное использование в земледелии минеральных удобрений.

Да и жители приозёрных населённых пунктов не особо заботятся о сохранении чистоты водоёмов, которые многие десятилетия были кормильцами и поильцами  всего живого в округе. Так что на первый вопрос, который задаётся в начале изучения любой проблемы, а именно: «Кто виноват?» – я попытался ответить. А вот на вопрос : «Что делать?» – ответа сегодня никто не даст.

Дело в том, что любой водоём является весьма сложным экологическим объектом.  В нём при нормальных условиях миролюбиво уживаются флора и фауна. Существует так называемый природный баланс. Но  как только под воздействием определенных факторов этот баланс нарушается, озеро начинает бороться с противоестественными влияниями. Однако иммунная система в конце концов не справляется, и наступает болезнь. Какая?

Во времена расцвета своей производственной деятельности Казанский рыбозавод  серьёзно и на постоянной основе занимался мониторингом экологического состояния  своих водоёмов. На них проводили различного рода исследования  как группы учёных, так и отдельные их представители. Ими давались конкретные рекомендации по улучшению  экологии и производственной деятельности. Всё это закончилось в 1991 году, когда рыбную отрасль так же, как и сельское хозяйство отпустили в свободное плавание. Ни о каких мониторингах речи уже не шло. Качество же воды в озёрах ухудшалось. Хотя  на искусственном разведении  и выращивании рыбы  это не сказывалось. Рыба не человек. Она в любой воде может жить, лишь бы было чем дышать и чем питаться. Между тем заморы рыбы – одна из самых серьёзных проблем озёрного рыбоводства. Бывали годы, когда убытки от них исчислялись десятками тысяч рублей. Не раз мы становились очевидцами последствий зимних заморов, когда весной на берег озера выносило тысячи рыбных скелетов. В последние годы рыбоводы стали серьёзно следить за наличием кислорода в воде и в летний период. Были уже критические моменты. И вот случилось. На озере Сладком  в начале ноября минувшего года началась массовая гибель рыбы.  А гибели предшествовало  ухудшение экологического состояния водоёма. Появился неприятный запах у воды. Увеличилось содержание углекислого газа в ней. Версий случившегося высказывалось много. Журналисты газеты «Наша жизнь» на проведенном в январе круглом столе,  где обсуждалась экологические проблемы озера Сладкого, попытались вычленить основные предположения. Вот мнения участников круглого стола.

 

Комментарии и послесловие

Павел Гуляев, начальник межрайонной государственной рыбной инспекции:

– На мой взгляд, это просто случай, не имеющий  системного характера.

Бахыт Жунубаева, начальник межрайонного отдела Роспотребнадзора:

– Анализ проб воды, взятой из озера  после происшествия,  показал низкое содержание кислорода. Остальные показатели биохимического состава близки к средним постоянным.

Анатолий Киргинцев, президент НП «С.О.К.О.Л.»:

– Вполне возможен выброс  отравляющего вещества.

Павел Быков, житель д. Сладчанки:

– Это результат ухудшения экологического состояния водоёма.

Жаль, что не пришлось услышать мнения представителей ЗАО «Казанская рыба», которое является арендатором данного водоёма и ведёт на нём рыбохозяйственную деятельность. Не посчитали здесь нужным  присутствовать на обсуждении проблемы. Хотя именно это предприятие, согласно договору аренды, обязано соблюдать законодательство РФ  о рыболовстве и сохранении биологических ресурсов.

Ну а если вести разговор по большому счёту, то по данному факту надо было пригласить  на место компетентную  учёную комиссию, чтобы иметь 100-процентную уверенность в том, что происшествие это – всего лишь случай и не более. А если будет другое заключение?

Как бы там ни было – ясно одно: дальнейшее существование  деревни Сладчанки неразрывно связано с озером Сладкое, а вернее, с его экологическим состоянием. И пока нет конкретных рекомендаций  о том, какие кардинальные меры надо принимать для его спасения, надо бы  хоть самим жителям уменьшать негативную нагрузку на водоём. Ведь не дело сваливать навоз и бытовые отходы туда,  откуда  весенний паводок унесёт  их в озеро. И не надо кивать друг на друга.  В конце концов жить-то  им здесь. Конечно, один на один  с экологическими проблемами жителей деревни не оставят. Анатолий Киргинцев решил на деньги своего предприятия выкопать колодец. Может, и рыбзавод не останется в стороне. Да и сельская администрация не оставляет эту проблему без внимания. Но всё-таки в данном случае  спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

 

Об Авторе