Опубликовано на: Пт, Дек 13th, 2019

Работа для настоящих мужчин

Поделиться этой

 

11 декабря исполняется 25 лет со дня начала боевых действий на территории Чеченской Республики

Не так давно мне на глаза попалась телепередача «Взгляд» от 8 декабря 1995 года. В гости к ведущему Александру Любимову пришёл лидер группы ДДТ Юрий Шевчук. Они обсуждали войну в Чечне. В то время популярность телепередачи была потрясающей, поскольку в ней поднимались острые проблемы, в том числе рассказывалось и о событиях, происходящих на Северном Кавказе. Помнится, перед началом эфира зрители собирались у телевизора и с нетерпением ждали очередных новостей с места военных действий, пытались разглядеть в телесюжетах лица родных или близких, друзей или знакомых.

Олег Шутов (верхний ряд. крайний слева) в кругу боевых друзей. Чечня 1995 год

В основе той передачи «Взгляда» лежит репортаж из расположения федеральных войск, в ней  рассказывается о военных буднях наших солдат и офицеров. Молодые лица ребят, выполняющих самую серьёзную мужскую работу. Чем же, спросите вы, примечателен данный архивный ролик? Дело в том, что акцентом моего внимания стало интервью бойцов отряда «Русь» спецназа внутренних войск, обладателей краповых беретов, среди которых был и наш земляк Юрий Каргаполов. Он в течение года находился в служебной командировке на Северном Кавказе, бок о бок ещё с одним нашим земляком. Но об этом – чуть позже.

Мой рассказ – об армейской дружбе, чести и совести, смелости и отваге, ну и, конечно, о героизме наших ребят, которые в годы своей юности отстаивали интересы страны с оружием в руках. Этот материал посвящается землякам, участвовавшим в событиях на Северном Кавказе.

Встречай, Москва

15 декабря 1994 года. Поезд с новобранцами из Сибири прибыл в подмосковную Балашиху в расположение отдельной дивизии оперативного назначения (ОДОН) имени Дзержинского. Это мало о чём говорило восемнадцатилетним парням, одно было ясно – это внутренние войска. Перспектива охранять порядок во время столичных массовых  мероприятий, а может статься, что и стеречь лиц, находящихся в местах не столь отдалённых, мало воодушевляла Юрия. И вот всех построили, и два офицера (один – майор, другой – старший лейтенант) начали осмотр.

– Подошли ко мне и спрашивают, – вспоминает Юрий Каргаполов.– Спортом занимался?

– Да, – не тушуясь, ответил сибиряк.

– Каким? – пронзительным взглядом смотрят офицеры.

– Хоккеем.

– В спецназе хочешь служить? – задают неожиданный вопрос.

– Конечно, – не раздумывая, выпалил Юра.

Уже к вечеру этого же дня он был в центре Москвы, на улице Красноказарменной, где квартировал 8-й отряд специального назначения «Русь».

Знакомство

Вечером следующего дня новобранца Каргаполова вызывают к командиру 2-го учебного взвода. Им оказался тот «старлей», который был с майором Михаилом Миничем (так звали начальника группы по работе с личным составом).

– Знаешь, кто я? – задал слегка обескураживающий вопрос молодой офицер.

– Нет, – ответил Юра.

– Я Олег Шутов, сын Валентины Николаевны, директора Казанского профтехучилища, – отчеканил старший лейтенант. – Будем служить вместе.

Внутренний дискомфорт из-за присутствия на новом месте у молодого бойца вмиг исчез оттого, что перед ним стоял земляк, офицер, человек старше по возрасту и выше по званию. Это сулило определённые льготы по службе, но и одновременно на плечи ложился груз ответственности: подвести никак нельзя! Так завязалось не просто знакомство, а крепкая мужская дружба между двумя боевыми товарищами. Причём навсегда.

 

Олег Шутов

Два офицера. Старший лейтенант Олег Шутов крайний справа. Чечня 1995 год

Родился в селе Казанском 31 марта 1972 года. Дед у Олега был фронтовиком, поэтому уроки по патриотическому воспитанию в семье автоматически снимались с повестки дня. Проблем с учёбой у парня никогда не возникало, впрочем, как и с дисциплиной. В школе Олег получал лишь «хорошо» и «отлично», а систематические занятия спортом укрепляли тело и дух. К сожалению, по причине того, что наш герой проживает в Москве, поговорить с ним лично не удалось, краткую биографию сына рассказали его родители: мама Валентина Николаевна и отец Лев Николаевич. Ключевую роль в выборе профессии их сыном сыграл экс-замначальника по политической части районного отдела милиции Анатолий Барнёв, предложив выпускнику поступить в один из военных вузов. Молодой человек прислушался к совету старших, взвесил все за и против и подал документы в Новосибирское высшее военное командное училище. Поступил. В 1993 году успешно его окончил, и молодого лейтенанта направляют на место прохождения дальнейшей службы – в Москву, в дивизию им. Дзержинского. В стране происходили народные волнения после смены политического курса. Осень. Всем известный путч, недолгое правление ГКЧП. Всё это Олег видел своими глазами. Преданные правительству внутренние войска осуществляли охрану правопорядка и первых лиц государства. В то время в дивизии был сформирован отряд специального назначения – «Витязь», где и начинал службу лейтенант Шутов. Неспокойное время стало предвестником формирования ещё одного отряда спецназа. В результате кропотливого и целенаправленного труда офицеров дивизии 1 августа 1994 года был создан отряд специального назначения внутренних войск МВД России «Русь». Олег стоял у его истоков.

Командировка на Кавказ

По истечении четырёх месяцев пребывания в учебной части боец Юрий Каргаполов стал полноправным членом большой и дружной спецназовской семьи. Служба была не лёгкой, но привыкший к физическим нагрузкам сибиряк не роптал. Стойко тянул армейскую лямку. «Всегда имелось право выбора, – рассказывает Юрий. – Если не справляешься с нагрузками, можно было спокойно перевестись в обычную часть. Никто тебя за это не осудит». В связи с развернувшимися событиями на Северном Кавказе  приказ о выдвижении в Чечню получила вся дивизия, в том числе и отряды спецназа. 15 апреля вновь протрубили сборы на Красноказарменной, а 17 апреля старший стрелок-пулемётчик Юрий Каргаполов в составе 1-й группы спецназначения приземлился на военно-транспортном самолёте ИЛ-76 в аэропорту Моздока. Бойцы «Руси» уже успели получить боевое крещение, активно участвовали в операциях по взятию Аргуна и штурма Гудермеса. По прилёту в Моздок 1-я и 3-я группы спецназначения переместились в район села Бамут, где шла активная фаза спецоперации по разоружению незаконных бандформирований. Затем попали в Грозный, там временной базой для спецназа стало здание школы. Окончательное место прописки отряд получил в Ханкале.

Будённовск: мы помним

14 июня 1995 года все телеэфиры страны взорвало сообщение: группа боевиков, возглавляемая полевым командиром Шамилем Басаевым, бесчинствует в городе Будённовске Ставропольского края, в ста километрах от границы с Чечнёй. Ультиматум бандитов – вывод федеральных сил с территории Республики. Отряд поднят по тревоге и в течение пяти минут был готов к вылету. На месте событий бойцы «Руси» оказались одними из первых. Из воспоминаний Юрия Каргаполова: «Первое впечатление, которое произвёл на нас Будённовск: чистый и тихий населённый пункт. Нам поставили задачу: выдвинуться к зданию ОВД, где будет размещён оперативный штаб. Возле отдела милиции были видны следы пребывания боевиков: всюду – битое стекло, кровь, следы от пуль, раненые и убитые люди». 17 июня около пяти утра начался штурм больницы, где террористы удерживали около 2000 заложников. В авангарде действовали бойцы спецподразделений «Альфа» и «Вега», роль атакующего резерва выполняла «Русь», сотрудники ГРУ и ребята из СОБРа. «Перед больницей был большой пустырь, боевики вели шквальный огонь по штурмующим группам, используя людей в качестве живого щита, – вспоминает Юрий Анатольевич. – Чтобы отогнать от окон заложников и террористов, мы вынуждены были открыть непрерывный огонь по стенам и кровле здания. Спустя некоторое время  боевики отошли вглубь здания, и стрельба прекратилась. Поступил приказ: всем отойти назад». Чем закончилась трагедия в Будённовске – известно всем. Террористы под натиском федеральных сил вступили в переговоры и с частью заложников отошли в Чечню, а бойцы отряда получили бесценный опыт ведения боевых действий.

Генерал Романов

Сопровождение генерала Анатолия Романова с миссией ОБСЕ на мирные переговоры

После Будённовска ситуация в Чечне резко изменилась. Наступило время затишья и бесконечных переговоров с лидерами сепаратистов. Основными задачами, поставленными перед отрядом летом 1995 года, стали такие: участие в спецоперациях по «зачистке» небольших населённых пунктов, сопровождение колонн, разведывательные мероприятия, охрана и сопровождение высших должностных лиц командования войск, министерства внутренних дел, правительства России, представителей миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), прибывающих в Чечню для ведения переговоров с представителями незаконных вооружённых формирований. Именно тогда, с момента назначения генерала Романова командующим объединённой группировкой федеральных войск в Чечне, его охрану и сопровождение во всех выездах для участия в переговорном процессе выполняли бойцы отряда «Русь». Встречи командующего с лидерами боевиков шли довольно интенсивно. Из воспоминаний Юрия Каргаполова: «Генерал пользовался большим авторитетом среди бойцов отряда. Смелый, грамотный, хороший командир. Мы не раз сопровождали его в небольшие населённые пункты, один раз даже с миссией ОБСЕ, на переговоры. Он искренне хотел остановить войну в Чечне. Но, к сожалению, после покушения на генерала боевики показали свою непримиримость, и война продолжилась». Как известно, 6 октября в Грозном на площади Минутка прогремел мощный взрыв, который унёс жизни трёх человек, 18 получили ранения и контузии. Среди них был генерал Анатолий Романов.

Берет крапового цвета

«Краповый берет является символом подразделений специального назначения и носится только теми военнослужащими, которые достойны данного права по своим профессиональным, физическим и моральным качествам».

(Из положения о квалификационных испытаниях

военнослужащих на право ношения крапового берета)

Продолжая выполнять боевые задачи осенью 1995 года, офицеры и солдаты «Руси» интенсивно готовились к первому в отряде экзамену на право ношения краповых беретов. Готовил себя к сдаче нормативов и Юрий Каргаполов. Квалификационные испытания на право ношения крапового берета включали в себя двенадцатикилометровый марш-бросок в полной боевой выкладке (бронежилет, шлем, автомат). После марш-броска, в результате которого значительная часть экзаменуемых отсеивается, следует проверка владения оружием. Если после передёргивания затвора нет выстрела, боец снимается с экзамена: не уберёг оружие, а это в бою – верная смерть. Потом начинается преодоление огненно-штурмовой полосы, сдача элементов по акробатике, комплекс рукопашного боя с оружием и без него. Завершается экзамен 12-минутным жёстким спаррингом, в ходе которого сдающий попеременно сражается с четырьмя меняющимися инструкторами, обладателями краповых беретов. Юрий Каргаполов прошёл все рубежи испытания и вечером того же дня, по традиции стоя на коленях, получил святыню спецназа – берет крапового цвета.

Операция в Кизляре

Оказание помощи раненому товарищу. Кизляр 1996 год

9 января 1996 года группа боевиков, возглавляемая Салманом Радуевым, ранним утром напала на военный аэродром, затем на воинскую часть и больницу в Кизляре, что в Республике Дагестан, а уже в 8 часов 40 минут вертолёты со спецназом оторвались от земли в Ханкале. Из воспоминаний Юрия Каргаполова: «Мы вместе с войсками оперативно отбили аэродром у бандитов, которые отступили вглубь города, где и рассеялись. Старший группы полковник Олег Собокарь дал приказ: провести разведку. В количестве 12 человек мы на БТРе выдвинулись в город. На площади перед больницей, где боевики удерживали заложников, пулей сразило Сашу Попова. Он упал с брони, и БТР вынужден был остановиться. Как только мы утащили Сашу в укрытие, за броню, на нас обрушился шквальный огонь. Ранило полковника. Из гранатомёта был повреждён башенный пулемёт. Ранило наводчика, водителя. Пули рикошетили от асфальта и попадали прямо в нас. Ситуацию спас Саша Рассадкин, который со стороны боковой двери юркнул в БТР, пока пробирался к водительскому месту, получил пулю в руку, а когда закрывал люк – ещё одна угодила в ногу. Не обращая внимания на ранения, он заставил искорёженную машину двигаться, мы погрузили в БТР раненых и медленно, пятясь задним ходом, вышли из-под обстрела. Когда оказались в безопасном месте, увидели, что девять человек ранены, весь салон машины залит кровью, башня продырявлена в двух местах, разбиты пулемёты и оптика, изжёваны и пробиты колеса. Но главное – люди остались живы».

Штурм Первомайского

На следующий день бандиты потребовали автобусы, куда усадили заложников и выдвинулись в сторону Чечни. Остановившись в 10 километрах от границы, около села Первомайского, террористы вступили в переговоры. Как оказалось позже, они просто тянули время. Пока шёл двухсторонний разговор, боевики захватили село, тщательно укрепили позиции и были готовы к штурму. Из воспоминаний Юрия Каргаполова: « На момент штурма Первомайского нас в группе осталось двое: я и командир старший лейтенант Валерий Чумаков. Остальные были в госпитале после кизлярских событий. Вторая группа отряда была полностью укомплектована. Бойцы «Альфы» и «Веги», имея горький опыт потерь, идти на штурм в первом эшелоне отказались, ссылаясь на то, что это войсковая операция. Поэтому нам вместе с ребятами из «Витязя» и СОБРа пришлось идти в первых рядах. За время переговоров бандиты успели нарыть себе окопов и оттуда вели по нам прицельный огонь. Короткими перебежками  добравшись до окраины села, я нашёл хорошую позицию за фундаментом дома, где меня трудно было достать.

В ходе боя не заметил, как мой пулемёт «съел» весь боекомплект, порядка 800 патронов, пришлось стрелять из автомата. В первый день штурма мы добрались до середины села, много боевиков было ликвидировано, но с наступлением сумерек был дан приказ отойти назад. На второй день всё повторилось. Патроны снова заканчивались, и чтобы поднести боеприпасы, направили ребят из второй группы. Их путь лежал через позиции боевиков. Боеприпасы доставили ценою жизни одного из наших товарищей, ещё один получил ранение.». 

На следующую ночь боевики предприняли попытку прорыва, нарвались на позиции десантников, но, тем не менее, некоторым из них удалось уйти в Чечню.

Ангел-хранитель

Военная жизнь время от времени соединяла судьбы казанских ребят. Олег Шутов выполнял свои офицерские обязанности, Юрий, за плечами которого был уже достаточно солидный боевой стаж, – задачи командования. Как старший товарищ Олег искренне переживал за исход каждой операции, в которой участвовал Юра. За время службы сложились приятельские отношения, и когда Олег побывал в очередном отпуске в Казанском, то познакомился с Юриными родителями, передал подарки маме и девушке Людмиле, которая ждала парня из армии. В один из весенних дней отряду была поставлена задача: совершить диверсию в тылу врага – заминировать мост, по которому передвигаются боевики, и вернуться назад. Для проведения операции подбирались добровольцы. Олег вызвал Юру к себе для разговора. Несмотря на офицерскую выдержку, было заметно, что Шутов чем-то встревожен.

–Ты не должен завтра идти с группой на задание, – с трудом выдавил из себя Олег, – существует большая вероятность попасть в засаду. Ты можешь не вернуться. Откажись от завтрашней операции.

– Я не могу, товарищ старший лейтенант, – ответил Юрий, – как я буду ребятам после этого в глаза смотреть?

На закате солнца группа ушла на задание. Из воспоминаний Юрия Каргаполова: «Подготовились мы тщательным образом. Я аккуратно уложил тряпочки между пулемётными лентами, чтобы не было металлических звуков. Передвигались ночью. Заложили заряд – и назад. Всё сделали чисто, без звука. Никаких столкновений с бандитами не произошло. Опасения командира, слава богу, не подтвердились». Пока Юра выполнял опасные спецзадания, командование отрядом представило его к награде. 21 мая в Хасавьюрте за активное участие в специальных мероприятиях по разоружению незаконных бандитских формирований на территории Чеченской Республики старший стрелок-пулемётчик Каргаполов Юрий Анатольевич был награждён орденом Мужества. 23 мая Юрий улетел в Москву. На этом его командировка закончилась.

Материнское сердце

Можно только представить переживания матерей за своих сыновей, находящихся вдали от дома на недружелюбной земле, где из-за угла в тебя целит каждый камень. Из воспоминаний Валентины Николаевны Шутовой: «Однажды утром проснулась от крика, услышанного во сне: «Мама!». Сердце ёкнуло. Не иначе как что-то случилось. Дозвониться до части можно было только через горячую линию. Звоню, на том конце провода девушка отвечает: «В списке убитых и раненых не значится». Позже узнала, что в этот день Олег с группой выехал на задание. Попали под обстрел. Одного бойца убило, а Олежку… тяжело контузило». Есть и другие воспоминания о Чечне. Территорию Республики бойцы отряда исколесили вдоль и поперёк. Свободно ориентировались, знали множество сёл и деревень. «Как-то раз группа Олега Шутова вошла в одну деревушку, – рассказывает Валентина Николаевна.– Вступили в разговор со старейшинами, и выяснилось, что один из них во времена всесоюзной комсомольской стройки работал в Казанской ПМК «Колхозстрой», прекрасно знает директора Николая Сергеевича Смолина, тепло отзывается о сибиряках. По этому случаю был зарезан баран и накрыт хлебосольный кавказский стол».

Сколько здоровья унесли те события у наших родных – не описать словами. Когда Олег отошёл от контузии, Валентина Николаевна сказала сыну, что ещё одной такой войны она не выдержит. После завершения контракта Олег Шутов в звании капитана вышел в отставку.

Олег Шутов получил много наград, одна из которых – боевая медаль «За отвагу».

Боевое братство свято

На месте гибели боевых товарищей. Окраина Грозного 1995 год

Традиции спецназа крепки, как гранит, на котором выбиты имена павших товарищей. Память о них священна. Спасать людей, порой ценой жизни  – это тяжёлая мужская работа. Она не гарантирует материальных благ и больших льгот. И не важно, солдат ты, офицер или генерал – все имеют высшую нравственную пробу человеческих взаимоотношений, потому как их объединяет одинаковое восприятие долга к Родине, понимание чести и совести.

Вот и герои нашего рассказа свято чтят боевые традиции спецназа, поддерживают связь друг с другом, с братьями по оружию, шлют поздравления с днём рождения или Новым годом, отмечают памятные даты, связанные с историей отряда. А когда Олег Шутов приезжает на свою малую родину, обязательно встречаются с Юрием Каргаполовым. Они вспоминают годы службы, боевых товарищей, а за павших (по традиции) – третий тост – стоя и молча.

Андрей Задорожных

Фото из семейных архивов Юрия Каргаполова

и семьи Шутовых

Об Авторе

Оставить комментарий

You must be Logged in to post comment.