Опубликовано на: Чт, Ноя 13th, 2014

Пешнёвская встреча:

Поделиться этой
Теги

В привычном круговороте

За последние пять лет я не пропустил ни одного схода, ни одной встречи главы администрации района с жителями Пешнёвского сельского

Татьяна Александровна Богданова. Фото Терлеевой

Татьяна Александровна Богданова. Фото Терлеевой

поселения. И всякий раз ловлю себя на мысли, что эти мероприятия по сути своей повторяются, словно крутится и крутится киноплёнка, проектируя одни и те же кадры деревенской невесёлой хроники.

Даже холод в нетопленном Пешнёвском доме культуры, где проходила встреча главы администрации района Татьяны Александровны Богдановой с местным населением, носит перманентный характер. Тепло в очаге культуры поддерживается электрокотлами, но ток к ним не поступает. Благо, на улице с крыш капало. В морозы взрослое население в доме культуры не усидело бы и пяти минут.

По  традиции первыми на встречах с руководителями района отчитываются главы администраций сельских поселений. В Пешнёво эти отчёты напоминают бои без правил. Причём глава сельской администрации выступает в лёгкой весовой категории, а участники встречи – в роли тяжеловеса. Словесные удары на Владимира Ивановича Мурашевича, занявшего «стойку» за трибуной, сыпались градом, и он безуспешно уходил в глухую оборону.

Пешнёвский голова, видимо, привык к ежегодным массированным атакам односельчан на сельскую власть в его лице и держался стойко. Но перекричать толпу, прошу прощения, оппонентов он не мог.  Ораторы в Пешнёво из года в год одни и те же.

– К бабке гадать не ходи, – шепчу я на ухо молодой своей коллеге, – первым начнёт задавать вопросы вон тот ветеран. Скажет: «А ты когда, Мурашевич, в последний раз проходил по улицам в ночное время?»

– А ты когда, Мурашевич, последний раз проходил по улицам в ночное время? – послышалось у меня за спиной.

Мурашевич отбил атаку констатацией факта, выраженного в конкретных цифрах. Но они не убедили ветерана, задавшего вопрос. Перебранка длилась минут десять, причём на стороне ветерана выступал  весь зал, а Мурашевич отбивался в одиночку. Страсти по поводу ночного уличного освещения стали угасать как фонари в деревне, но следующий оратор плеснул масла в огонь.

– А почему это, Владимир Иванович, вы не косите бурьян в нашем переулке? – не столько спросила, сколько потребовала женщина в пятом или шестом ряду.

Мурашевич оправдался, мол, временных рабочих, занятых благоустройством населённых пунктов в летнее время, явно недостаёт, надо бы им подсобить и самим подёргать сорную растительность. Эта просьба главы расценена была как оскорбление.

Укрыться за худосочной трибуной Владимиру Ивановичу мешал его рост.

– Мы живём как в каменном веке, – послышались возмущённые голоса из зала. – В других деревнях и сёлах асфальтируются переулки, а до Копотилово дорогу проложили в двадцать первом веке, позднее всех в районе!

Протестное настроение росло и ширилось бы дальше, если бы не реплика главы администрации района Татьяны Александровны Богдановой, которая пояснила пешнёвцам, что асфальтированные улицы и переулки в сёлах и деревнях района – это результат кропотливой и постоянной работы жителей, которые благоустраивают территории своих домов и не делят улицы на свои и чужие. Асфальтируются улицы в награду за усердие. Пешнёво  – самое неблагоустроенное село района. Плачевную эту ситуацию изменить могут только сами жители села. Но они ищут виноватых.

Собрание в Пешнёво походило на чтение книги с печальным и горьким сюжетом. Перелистывались страницы, и настроение становилось всё мрачнее и мрачнее.

Не повезло пешнёвцам и на базовое предприятие, владельцев которого абсолютно не волнует судьба людей, проживающих в Пешнёво и Копотилово. Вместе с тем, поражает не детская, а прямо-таки младенческая доверчивость граждан, которых обводят вокруг пальца сильные мира сего. Несколько лет назад пешнёвцы и копотиловцы передали не копии, а подлинные паевые документы в агрофирму «Афонькино» и теперь не могут востребовать их, поскольку владельцы агрофирмы на связь с пайщиками не выходят. Надо бы поругать самих себя за беспечность, но пешнёвцы во всём винят власть – Мурашевича в первую голову, поскольку не устерёг, не уберёг земляков от посягательств на их земельные паи.

– Я тридцать лет косил сено на своём участке, – горячился мужчина до хрипоты в голосе, – а теперь и шагу ступить не дают, оттяпали сенокос по самую репицу.

– А документы на покосные земли у Вас оформлены? – вопрошал мужика президиум.

– Да причём тут документы, я ж на этой луговине тридцать лет сено косил.

Такая же горькая участь постигла и других владельцев личных подсобных хозяйств. Сенокосные угодья, документы на которые пешнёвцы не могут оформить до сих пор, выкашиваются на законных основаниях заготовительным кооперативом. Сено с этих личных когда-то деревенских покосов кооператив продаёт местным жителям, которым деваться некуда. Возмущаются они, но ни у кого из них не появляется желания нанять мудрого адвоката  и обратиться за помощью в суд. Костерить, ругать Владимира Ивановича сподручнее. Он свой, родимый и битый ими не раз. А за битого, как известно, двух небитых дают.

 

Об Авторе